0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие права человека считаются естественными и неотъемлемыми

Права человека

Вскоре после принятия Всеобщей декларации прав человека в 1948 году было опубликовано эссе Ханны Арендт под названием «Права человека: какие они?» позже оно вошло в девятую главу Истоков тоталитаризма. В своей работе Арендт утверждает, что сама декларация олицетворяет противоречие: декларация требует от государств защищать «универсальные» и «неотъемлемые» права всех людей, в то время как современный институт государства основан на принципе национального и территориального суверенитета. Этот парадокс, по ее словам, может быть разрешен только путем признания «права на права» в качестве юридически-политической предпосылки защиты других прав человека. Тем не менее, точное понимание права иметь права требует более тщательного изучения.

Во-первых, Всеобщая декларация основана на абстрактной концепции человека, в то время как нет гарантий прав человека вне политического сообщества.

По мнению Арендт, проблематичный характер прав человека глубоко укоренен в большем признании суверенитета наций нежели суверенитета отдельных лиц. По ее словам, весь проект универсальных прав человека рассматривает человека как сущность, над которой нет более высокой власти кроме её самой. С исторической точки зрения, Французская декларация прав человека и гражданина (1789 г.) была первым документом, включающим абстрактное понимание человека. Такое абстрактное понимание человека предполагает, что он сам, а не Бог или естественные иерархии, должна быть источником человеческого закона. Требование ВДПЧ относительно неотъемлемости прав следует тому же подходу и подразумевает, что установленные права не зависят от какого-либо высшего органа власти. Теоретически, хотя источник права и управления может быть сведен к индивидуальному суверенитету людей, реальным источником права и управления являются люди определенной территории, а не отдельные лица. В результате обещанные «неотъемлемые» права человека могут найти свою гарантию только в коллективном праве на самоуправление, которым обладают люди определенной территории: нации.

Поскольку права человека были объявлены «неотчуждаемыми», несводимыми к другим правам и законам и невыводимыми из них, то для их утверждения не был потревожен ни один авторитет. Сам человек стал их источником, так же как их конечной целью. Более того, считалось, что для их обоснования не нужна никакая специальная отрасль правоведения, поскольку все законы предполагались построенными на них. Человек выступал единственным сувереном в сфере права, подобно тому как народ был объявлен единственным сувереном в сфере правления. Суверенитет «народа» (в отличие от суверенитета «князя») провозглашался не «милостью Божьей», а во имя человека, так что казалось вполне естественным, чтобы «неотчуждаемые» права человека стали неотчуждаемой частью права народа на суверенное самоуправление и нашли в нем свою гарантию.

С самого начала в декларации неотчуждаемых прав человека присутствовал тот парадокс, что она оперировала с «абстрактным» человеческим существом, по-видимому нигде не существующим, ибо даже дикари жили в некоторого рода социальном порядке.

постепенно сделалось самоочевидным, что образ человека воплощает народ, а не индивид.

В рамках парадигмы демократического национального государства каждый человек обладает суверенитетом, и, поскольку предполагается, что все люди равны, они должны делиться своим суверенитетом в рамках государства, чтобы помешать одной группе доминировать над другими. Индивидуальный суверенитет может функционировать через национальный суверенитет людей. Следовательно, единственный возможный способ для человека защитить свои права подразумевает членство в политическом сообществе. Хотя Всеобщая декларация прав человека представляет человека, который извлечен из всех ее социальных и политических отношений, как субъект универсальных и неотъемлемых прав, именно человек, в смысле члена политического сообщества, лежит в основе прав человека. При этом государство как единственный институт, который должен защищать и гарантировать права отдельных лиц, становится инструментом нации, а не защитником прав личности.

Второе: права человека теряют всю свою значимость, как только человек теряет свой политический контекст.

Неотъемлемость прав человека основывается на предположении, что они независимы от всех национальных государств. Тем не менее, эта идея была в корне искажена, когда в 20-м веке миллионы людей потеряли свое гражданство, и не осталось ни авторитета, ни института, который бы гарантировал их права. Появление многочисленных лиц без гражданства и беженцев в конце Первой мировой войны демонстрирует, как нарушение правовых отношений между государством и лицами без гражданства приводит к их исключению из сферы гражданства и, следовательно, из правовой сфере защиты прав человека. Поскольку национальное государство является единственным юридическим органом, который может эффективно признавать и обеспечивать права человека, весь дискурс о правах человека теряет свое значение для тех, кто в результате эмиграции перестает принадлежать к какому-либо национальному государству. Поэтому тот, кто перестает считаться гражданином определенного государства, теряет не только свои гражданские права в этом конкретном государстве, но также — как это ни парадоксально — ее универсальные и неотъемлемые права человека. Это, в свою очередь, доказывает, что права фактически «отчуждаются» от людей, когда они теряют свой политический контекст.

В конце концов, права человека определяли как «неотчуждаемые» потому, что предполагали их независимость от всех правительств. Но это обернулось тем, что с момента, когда люди теряли свое правительство и надеялись удержать хотя бы минимум общечеловеческих прав, не оставалось ни одной авторитетной власти, чтобы защитить эти права, и ни одного института, пожелавшего бы гарантировать их.

Первая потеря, от которой страдали бесправные, — это потеря своего дома, что означало и полную потерю той социальной среды, в которой они родились и нашли себе место в мире. Это бедствие далеко не ново. В долговременной исторической памяти вынужденные перемещения отдельных людей или целых групп по политическим или экономическим причинам выглядят как обыденные явления. Новизна здесь — не в потере дома, а в невозможности найти новый дом. Вдруг не нашлось ни места на земле, где мигранты могли бы приткнуться без суровейших ограничений, ни страны, где они смогли бы ассимилироваться, ни территории, где можно было бы найти свое собственное новое сообщество.

оказывался выброшенным и из семьи народов тоже

Вторая потеря, от которой страдали бесправные, была утрата правительственной защиты

(так, во время последней войны безгосударственные люди неизменно попадали в худшее положение, чем «враждебные иностранцы», которых еще косвенно защищали их правительства через Международные соглашения).

Солдат во время войны лишен своего права на жизнь, преступник — права на свободу, все граждане во времена чрезвычайного положения — их права на поиски счастья, но никто не скажет, будто во всех этих случаях имела место полная утрата человеческих прав. В то же время, эти права могут быть признаваемы (хотя едва ли используемы) даже в условиях основательного бесправия.

Читать еще:  Можно работать сутки через сутки

Беда бесправных не в том, что они лишены права на жизнь, свободу и стремление к счастью либо равенства перед законом и свободы мнений (формул, которые были составлены, чтобы решать проблемы внутри данных сообществ), а в том, что они вообще больше не принадлежат ни к какому сообществу. Их проклятие не в том, что они не равны перед законом, а в том, что для них не существует никакого закона; не в том, что они угнетены, а в том, что никто не хочет даже угнетать их.

Даже нацисты начинали свое истребление евреев с лишения их всякого правового положения (статуса второсортного гражданства) и отделения их от мира живых стадным загоном в гетто и концентрационные лагеря. И прежде чем пустить в ход газовые камеры, они тщательно прощупывали почву и находили, к своему удовлетворению, что ни одна страна не претендует на этих людей. Суть именно в том, чтобы создать условия полного бесправия, прежде чем оспорить право человека на жизнь.

ибо не существует законов, которые могли бы принудить нации кормить их; свобода передвижения, если она вообще есть у них, не дает им права на постоянное местожительство, которым пользуются, как само собой разумеющимся, даже заключенные преступники; и их свобода мнений — это шутовская свобода, ибо то, что они думают, в любом случае ничего не значит.

Третье. Право иметь права должно быть признано в качестве предварительного условия защиты прав человека.

Арендт считает что сущность человека как члена политического сообщества в состоянии, действовать политически и свободно выражать своё мнение. Здесь политический аспект соответствует экзистенциальному состоянию человека, который по определению живет в сообществе, а лингвистический аспект связан с человеческой природой свободно выражать своё мнение и мыслить. Арендт утверждает, что достоинство человека основывается на ее политико-языковом существовании, а именно на ее способности говорить, судить и действовать. Эти возможности по существу возникают и развиваются в сообществе с другими людьми.

Появление современных прав человека и разработка соответствующих деклараций в рамках парадигмы национальных государств подразумевает, что принадлежность к политическому сообществу необходима для реализации основных условий достойной человеческой жизни и, следовательно, эффективной защиты прав человека. Короче говоря, права человека — это «права членов»: тех, кого уже считают членами политического сообщества. Поэтому Арендт предполагает, что должно быть право человека принадлежать к политическому сообществу для всех людей в качестве предварительного условия защиты других прав человека. Иными словами, права человека должны рассматриваться в первую очередь как право на членство в каком-либо политическом сообществе, а не просто как права тех, кто уже принадлежит к политическому сообществу.

Равенство, в отличие от всего, что входит в простое существование, не дано нам, но есть результат человеческой организации, поскольку она руководствуется принципом справедливости. Мы не рождены равными; мы становимся равными как члены какой-то группы в силу нашего решения взаимно гарантировать друг другу равные права.

Если негра в белой общине считают только негром и больше ничем, он утрачивает наряду с его правом на равенство и ту свободу действия, которая составляет человеческую особенность. Все его поступки теперь объясняют как «необходимые» следствия из неких «негритянских» качеств; он превращен в экземпляр вида животных, именуемых людьми. Почти то же самое происходит с теми, кто потерял все отличительные политические качества и стал человеческой особью и ничем больше.

Парадокс, заключенный в потере человеческих прав, таков, что эта потеря тотчас же совпадает с превращением личности в биологическую особь, в человека вообще — без профессии, без гражданства, без мнения, без дела, по которым можно узнать и выделить самого себя из себе подобных, — и отличающегося от других тоже вообще, не представляя ничего, кроме своей собственной абсолютно уникальной индивидуальности, которая, при отнятой возможности выразиться внутри некоего общечеловеческого мира и воздействовать на него, теряет всякое значение.

Критика Арендт прав человека и идея права на права получили широкий резонанс в правовой и политической теории. Например, Джорджо Агамбен в радикальном прочтении Арендт представил «фигуру беженца» как «предельную концепцию» чтобы переосмыслить границы политического сообщества под парадигмой национального государства и как потенциальное средство выйти за пределы института субъективных прав. Жак Рансьер критически оценил Арендт и оспорил ее различие между политической жизнью гражданина (bios politikos) и неполитической жизнью человека (zoë). Как сказал Рансьер, такое разграничение исключает возможность претендовать на право иметь права для тех, кто лишен политической жизни, и делает права человека «недействительными» или «оправданием для гуманитарных вмешательств».

Преступления против прав человека, ставшие специальностью тоталитарных режимов, всегда можно оправдать под тем предлогом, что право равносильно сотворению добра и пользы для целого, отличаемого от своих частей. (Изречение Гитлера: «Право есть то, что хорошо для немецкого народа» — только вульгаризованная форма концепции законодательства, которую можно найти везде и которая не будет действовать на практике в полную силу лишь до тех пор, пока в конституциях все еще успешно работают более старые традиции, препятствующие этому.) Концепция законодательства, которая отождествляет сущность права с представлением о том, что хорошо для чего-то (индивида, или семьи, или народа, или наибольшего числа людей), становится неизбежной, раз утратили авторитет абсолютные и трансцендентные измерения религии или закона природы. И положение нисколько не улучшится, если единицу, к которой мы прикладываем это «хорошо для», увеличить до человечества в целом. Ибо легко вообразить, даже оставаясь в сфере возможностей практической политики, что в один прекрасный день высокоорганизованное и механизированное человечество весьма демократично придет к заключению — и непременно решением большинства, — что для человечества как целого будет лучше, если ликвидировать определенные его части. Здесь, в этих проблемах реального, фактического мира мы сталкиваемся с одним из старейших затруднений политической философии, которое могло оставаться нераспознанным только до тех пор, пока устоявшаяся христианская теология не дала систему координат для всех политических и философских проблем, но которое давным-давно заставило Платона сказать: «Не человек, но Бог должен быть мерой всех вещей».

Читать еще:  Что делать если собака боится людей

Работа с документом.

Декларация прав человека и гражданина 26 августа 1789 г.

1. Все люди рождаются свободными и равными в правах. Общественные различия могут быть основаны только на общей пользе.

2. Целью всякого политического союза является сохранение естественных и неотъемлемых прав человека. Права эти – свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

3. Источник всей верховной власти всегда находится в народе. Никакое учреждение, никакое лицо не может осуществлять власти, не происходящей прямо от нации.

4. Свобода состоит в праве делать все, что не вредит другому…

5. Закон есть выражение общей воли. Все граждане имеют право участвовать лично или через своих представителей в его образовании. Закон должен быть равный для всех.

10. Никто не должен быть тревожим за свои убеждения, даже религиозные, если их проявления не нарушают общественного порядка, установленного законом.

15. Общество имеет право требовать отчета у каждого должностного лица по вверенной ему части управления.

16. Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции.

17. Так как собственность есть право несомненное и священное, то никто не может быть лишен ее иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого и предварительного возмещения.

Какие права человека считаются естественными и неотъемлемыми?
Как содержание этих прав раскрывается в Декларации прав человека и гражданина?
От кого исходит верховная власть? Какие права имеет общество по отношению к должностным лицам?
Какая роль в обществе отводится закону?
Какие теории просветителей нашли отражение в Декларации прав человека и гражданина? При ответе ссылайтесь на статьи документа.

Воснову идей Декларации прав человека и гражданина положена концепцияравноправия и свободы, принадлежащей каждому от рождения. Естественными правамичеловека и гражданина объявлялись свобода личности, свобода слова, свободаубеждений, право на сопротивление угнетению 1. Люди рождаются и пребываютсвободными и равными в правах. Общественные отличия могут быть основаны толькона общей пользе.2. Цель всякого политического союза есть охрана естественных инеотъемлемых прав человека. Эти права суть свобода, собственность, безопасностьи сопротивление угнетению.3. Начало всякого суверенитета заключается, посуществу, в народе. Никакое лицо, ни совокупность лиц не может осуществлять власти,которая бы не проистекала, положительным образом, от народа.4. Свобода состоитв возможности делать все, что не вредит другому: таким образом осуществлениеестественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которыеобеспечивают другим членам общества пользование теми же самыми правами. Этипределы могут быть установлены лишь Законом.5. Закон имеет право запрещатьтолько вредные для общества действия. Что не запрещено Законом, тому нельзяпрепятствовать, и никого нельзя принуждать делать того, чего Закон непредписывает.6. Закон есть выражение общей воли. Все граждане имеют правоучаствовать, лично или через своих представителей, в его составлении. Он долженбыть одинаков для всех, покровительствует ли он или карает. Все граждане равныв его глазах и потому имеют равный доступ ко всякому общественному сану, местуи должности, сообразно своим способностям и без всякого иного отличия, как толькопо добродетелям и талантам.7. Ни один человек не может быть подвергнутобвинению, задержанию или заключению, иначе как в определенных Законом случаяхи согласно предписанным им формам. Кто испрашивает, изготовляет, исполняет илизаставляет исполнять произвольные приказы, подлежит наказанию; но всякийгражданин, вызываемый или задерживаемый в силу Закона, должен немедленноповиноваться: сопротивляясь, он совершает преступление.8. Закон долженустановлять только строго и очевидно необходимые наказания. Никто не может бытьнаказан иначе, как в силу закона, изданного и обнародованного до совершения проступкаи законным образом примененного.

Права естественные и позитивные. Современные концепции

Естественные права человека – это совокупность определенных принципов и привилегий, которые он получает от рождения. Такие категории являются неотъемлемыми. В философии естественные права противопоставляются позитивным. Второе понятие обозначает совокупность привилегий каждого человека, закрепленных законодательно. Итак, в этой публикации мы поговорим про права естественные и позитивные. Понятия, виды, концепции и значение представлены ниже.

Что такое естественное право?

Естественные права – это совокупность свобод, которые присущи каждому человеку от рождения. Эти ценности не связаны с государством, они признаются каждым институтом и считаются неотъемлемыми. В юриспруденции эта категория противоположна позитивному праву.

Можно выделить 3 главных признака естественного права:

  1. Неотъемлемость. Естественные права и свободы человека не могут быть отняты или ограничены. Государство призвано лишь регулировать воплощение этих ценностей и гарантировать их осуществление.
  2. Принадлежность человеку с рождения.
  3. Значимость. Естественные права воплощают наиболее значимые социальные ценности.

Виды естественных прав

В разные исторические эпохи естественные права подразделялись на категории. В целом нельзя выделить общие понятия, характерные для всех этапов развития данной теории.

Сегодня естественные права человека разделяют на следующие виды:

  • Право на жизнь. Эту категорию часто относят к естественно-биологическим правам. Сегодня жизнь человека является высшей социальной ценностью, охраняемой государством.
  • Право на свободу. В данном случае понятие «свобода» означает возможность делать то, что не противоречит законодательству и не нарушает определенные правила, установленные в обществе.
  • Право на достоинство личности. Эту категорию также относят к морально-нравственным ценностям. Достоинство личности – это право на уважение и самооценку, а также обязанность уважать других.
  • Право на собственность. Каждый человек может владеть имуществом.
  • Право на личную неприкосновенность. Принцип, согласно которому человек не может быть лишен свободы без веских на то оснований (например, совершение уголовного преступления).

Что такое позитивное право?

Естественно-правовая теория права основана на признании существования двух видов права: естественного и позитивного.

Позитивное (положительное) право – это совокупность общеобязательных норм, признанных государством и действующих в пределах его границ. В юриспруденции эта категория рассматривается как система принципов, воплощенных на законодательном уровне.

Сегодня естественное и позитивное право противопоставляются друг другу. Положительные привилегии устанавливаются государством, контролируются и гарантируются посредством нормативно-правовых актов. Права естественные присущи человеку с момента его рождения. Они не зависят от воли кого-либо.

Особенности позитивного права

Данная категория имеет ряд признаков:

  1. Официальность. Это правовые акты, издаваемые государством в установленном порядке. Такие постановления обязательно фиксируются в нормативно-правовых актах.
  2. Общеобязательность. Позитивное право призвано регулировать общественные отношения в том или ином государстве.
  3. Истинность. Нормы права, записанные в законах, могут использоваться для урегулирования общественных конфликтов и решения житейских проблем.
Читать еще:  Как лечить пульпит в домашних условиях

Естественное и позитивное право противопоставляются друг другу. В то же время они образуют некий симбиоз – единство противоположностей. Позитивные права не всегда присущи человеку от рождения в отличие от естественных. Граждане государства получают такие привилегии лишь с принятием определенных нормативно-правовых актов.

Понятие «естественное право» в античную эпоху

Первые попытки разграничить права естественные и позитивные предпринимались еще в античную эпоху.

Согласно самым ранним мифологическим и религиозным воззрениям греков все земное устройство восходит к сверхчеловеческому источнику (т. е. установлено богами). Однако уже с V в. до н. э. право трактуется как результат деяний людей. Софисты утверждали, что все законы обязаны своим происхождением человеку.

Знаменитый древнегреческий философ Сократ утверждал, что есть два вида права. Существуют неписаные божественные законы, которые все знают и строго им следуют. В то же время есть законы, установленные человеком.

Эта мысль ранее также была развита в трудах Демокрита. Философ утверждал, что естественные законы, т. е. божественные, существуют «по правде». Позитивные права рассматривались как те, которые установлены согласно «общему мнению».

В римское время юристы также наряду с гражданским и народным законом выделяли естественное право.

Естественно-правовые теории в Средние века

В Средние века теория естественного права, выдвинутая древнегреческими философами, продолжает развиваться.

Фома Аквинский (итальянский философ) в своем труде «Сумма теологии» рассматривал понятие «вечный закон». Он выделил два вида «вечного закона»: божественный и человеческий. Первая категория рассматривалась как средство божественного управления миром. Человеческий закон признавался необходимым. Однако Фома Аквинский считал, что он обязательно должен ограничиваться совестью.

Теория естественного права Г. Гроция

Расцвет теории естественного права происходит на рубеже XVII-XVIII вв. Ее основоположником считается нидерландский ученый Гуго Гроций. Он является автором трактата «О праве войны и мира. Три книги».

Гуго Гроций в своем труде выделил два основных вида права: естественное и волеустановленное. Первое определялось им как «предписание здравого ума». Согласно Гроцию права естественные имели один источник – человеческий разум. Волеустановленные законы он разделил на три категории: установленные богом, государством и народом.

Гроций признавал равенство всех людей от рождения. Соответственно, он говорил о том, что естественное право исходит от законов природы, а не зависит от божественной воли. Кроме того, Г. Гроций утверждал, что государство – это договорной союз свободных людей, заключенный ради соблюдения установленных порядков.

Рационалистическая школа естественного права, созданная Г. Гроцием, развивалась и в последующие эпохи.

Теории естественного права в XVII-XVIII вв.

Характеристика естественного права, разработанная Г. Гроцием, была принята многими учеными эпохи Просвещения. Вслед за этим стали появляться новые концепции, которые нередко использовались для критики феодальных порядков.

Шарль Луи Монтескье – один из самых ярких представителей эпохи французского Просвещения. Он является автором трактата «О духе законов». В своем труде Ш. Л. Монтескье привел свою рационалистическую интерпретацию права. Естественные права логично вытекают из устройства человека. Соответственно, законы – это не что иное, как человеческий разум.

Еще одним видным деятелем эпохи Просвещения, разрабатывавшим теорию естественных прав, стал Жан-Жак Руссо. Он ввел новое понятие – «общая воля». Каждый закон государства является актом общей воли. Естественное право рассматривалось Ж.-Ж. Руссо как абсолютная и неотчуждаемая власть всего народа. Философ утверждал, что отдельные граждане государства не должны наделяться такими привилегиями.

Концепции естественного права в Новое время

Томас Гоббс – английский философ, политолог. Его самое знаменитое произведение «Левиафан» основано на исследовании природы и страстей человека. Томас Гоббс утверждал, что людям свойственна враждебность, недоверие, эгоизм и завистливость. Эти характеристики определяют «естественное состояние» человека и приводят к бесконечным войнам, взаимному уничтожению. Выходом из такой ситуации Томас Гоббс видел заключение общественного договора и установление государством законов, контролирующих деятельность граждан.

Еще одним видным теоретиком естественного права считается Бенедикт Спиноза. Он занимался разработкой таких философских понятий, как «субстанция», «атрибут», «мышление», «причинность», «аффекты» и т. д. Под естественным правом Спиноза понимал необходимость, в связи с которой происходят некие природные события. Он утверждал, что свобода – это подчинение равному и справедливому для всех людей закону.

Концепция естественного права Ж. Маритена

Рассматривая теории естественного права Новейшего времени, стоит уделить внимание концепции Ж. Маритена. Жак Маритен – один из самых видных представителей неотомизма, французский богослов, профессор Вашингтонского университета. Он создал и развил персоналистскую концепцию естественного права. Она основана на представлениях о божественном происхождении государства. В целом такие идеи были характеры для последователей неотомизма – учения Фомы Аквинского. Жак Маритен утверждал, что естественное право образовано от вечного закона. Он рассмотрел это понятие с двух точек зрения: онтологической и гносеологической.

Следует отметить, что Жак Маритен противопоставлял свою концепцию рационалистической теории. В его понимании естественное право – идеальный порядок действий человека, которому должны соответствовать позитивные законы и введение их в жизнь.

Современные концепции естественных прав

Современная естественно-правовая теория права признает существование наряду с позитивным правом идеального порядка человеческих отношений. По сути, законы государства могут быть легитимны только тогда, когда они не противоречат идеальным (естественным) правам. К ним относятся все неотъемлемые свободы.

В целом современные концепции права можно условно разделить на три группы:

  • социологические;
  • католические;
  • философские.

Социологические теории основаны на научном подходе к обоснованию естественных прав. Ведущие представители этой школы занимаются анализом фактов для обобщения знаний о стремления и свободах человека. Социологические теории наибольшее развитие получили в США и странах Западной Европы.

Католические концепции естественных прав развиваются в тех государствах, где ведущее положение занимает католическая церковь. В основе этих теорий лежат идеи Фомы Аквинского и других теологов эпохи Средневековья.

Философские концепции развиваются в западноевропейских странах. Как правило, они носят неокантианский характер. Представители философской школы права разрабатывают свои идеи на основе взглядов Канта на сферу морали и закона.

Источники:

http://pikabu.ru/story/prava_cheloveka_7057411
http://dvoechka.com/istoriya/dv947141.html
http://businessman.ru/new-prava-estestvennye-i-pozitivnye-sovremennye-koncepcii.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector