0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда в России настанет справедливость

Нет в России справедливости

Все мы — лишь декорация для роскошной жизни небольшой кучки особых граждан. Грустно писать эти строки. Грустно сознавать, что государство наше совершенно не озабочено нуждами простых людей.

Самый свежий пример, это, конечно — повышение пенсионного возраста. В интернете набирает ход петиция против этого повышения. Количество проголосовавших уже перевалило отметку в два миллиона, а следующая цель — три миллиона проголосовавших. Каждого первого спроси — люди против. Правда, есть отдельные граждане, которые заявляют, прекратите, мол, стенания. Но в искренности их слов — большие сомнения.

Люди в отчаянии.

А президент тут не причем. Как смело говорит пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, не он, глава государства, принимает такие решения. Правительство РФ затеяло реформу. Хотя тут же рядом, по всем соцсетям и СМИ «гуляет» видео, где Владимир Владимирович Путин на голубом глазу заявляет, что пока он президент, никакого повышения пенсионного возраста не будет ни за что. Твердо так заявляет, со всей уверенностью гаранта Конституции РФ.

Новый вице-премьер правительства РФ Татьяна Голикова пытается успокоить общественность, типа, на будущий год пенсия увеличится дополнительно на 12 тысяч рублей.

Но доживем ли мы до этого светлого дня?

В 2016 году средняя продолжительность жизни мужчин в России составила 67,5 лет, женщин — 77,4 года. Авторы реформы хотят, чтобы мужчины уходили на пенсию в 65 лет, женщины — в 63. При этом надо понимать, что по официальным данным Росстата, в 62 субъектах Российской Федерации средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин меньше 65 лет, а в трех субъектах — меньше 60 лет.

Но дело не только в этом. Что вообще означает понятие «жить на пенсию»? У всех, кто имеет пожилых родителей, бабушек, дедушек — картина перед глазами. Несколько тысяч пенсии, сплошная экономия, выделение по сто рублей с пенсии внукам и — какая-то сплошная безнадега.

Не располагая собственными средствами, вынужденные выживать, надеясь только на детей, или только на себя и впроголодь — старики чувствуют себя ненужными, выкинутыми своим же собственным государством на свалку. И почему-то кажется, что 12 тысяч сверху (по тысяче каждый месяц), о которых поют чиновники, погоды не сделают.

Но есть граждане, которые очень даже понимают, для чего происходит повышение возраста выхода на пенсию. Это глава Счетной палаты Алексей Кудрин, который вот уже много лет ратует за эту реформу и всеми силами проталкивает ее. Это глава Сбербанка Герман Греф, который как-то сказал, что вообще не понимает, как можно в шестьдесят выходить на пенсию, ибо чуть ли не расцвет сил еще.

Да это и наш с вами президент — по умолчанию.

И было бы в принципе понятно для чего эта реформа, если бы в стране не было денег. Но они есть. Они идут на «Сколково», на многомиллионные заработные платы менеджерам крупных компаний, на многомиллиардные бестолковые вливания в Дальний Восток без всякого практического выхлопа. Миллиарды долларов ежегодно уплывают в офшоры. Да и много куда еще.

Но несмотря на все эти «растраты», возраст выхода на пенсию, по мнению реформаторов, надо повышать — экономика не справляется.

Я думаю, и петиция эта за отмену новой пенсионной реформы, и общий шквал возмущения людей вызваны даже не самим фактом повышения пенсионного возраста (хотя и здесь люди видят прямой подвох и считают, на какое количество денег их обмануло государство), а — несправедливостью.

Ведь действительно — почему россияне должны соглашаться с такими решениями, когда тем же крупным добывающим компаниям идет помощь от государства в связи с санкциями? Когда бесконечно предоставляются льготы для этих компаний от региональных правительств и в рамках всяких территорий опережающего социально-экономического развития?

А почему бы нам, простым россиянам, не предоставить эти льготы? Почему мы опять должны оплачивать из своего кармана все эти «задумки» властей? Почему президент говорит одно, а правительство делает другое? Почему богатых нельзя обложить дополнительным налогом, а пенсионный возраст повышать можно?

Люди спрашивают — где справедливость?!

А нет ее, справедливости этой. Я думаю, что жизнь большинства граждан России государству просто не нужна. Она — лишь декорация для большой, наполненной смыслом, новым качеством, благами и прочими радостями жизни отдельной кучки граждан.

Это у них — захватывающая своим размахом и перспективами жизнь. А у нас с вами — одна имитация.

Маргарита Нифонтова.

Источник: “ Свободная Пресса “.

В России народ тянется не к закону, а к справедливости

– Когда в России все изменится?

– Так, как представляют себе люди, которым сильно хочется перемен, наша страна не изменится. Потому что иначе Россия перестанет быть Россией. Например в нашей стране нет права как элемента социально-политической жизни. В американских фильмах сражаются прокурор и адвокат, и в итоге побеждает правосудие. Вот такого у нас никогда не будет, хотя было бы неплохо. В России есть справедливость и воля. А права и закона нет.

– 94% обвинительных приговоров – это справедливость?

– Это чудовищно. У нас есть ментальное представление, что жизнь должна быть устроена по справедливости. Оно рождает революции и бунты. Тебя могут посадить, просто потому что тебя посадят. И это ни с чем не связано. Жеглов говорил, что невиновных нет и не бывает. Мы все изначально в чем-то виноваты. И это делает наш народ сильным в момент войны, голода, смирения. Нам себя не жалко – мы же все с червоточинкой.

– Вы чувствуете, что сейчас страна терпит?

– А когда она не терпела? С 2005-го по 2014-й Россия жила очень хорошо. Мы покупали недвижимость, ездили за границу и были счастливы. Плюс Олимпиада и Крымнаш. Это было десятилетие абсолютного ликования, хотя и тогда казалось, что мы что-то терпим, что нам тесновато… Для меня показатель здоровья общества – это уважение к учителям, врачам, работникам культуры. Я вхожу в попечительский совет и родительский комитет в школе у дочки. И вижу, что люди, которые формируют нового человека, стали услугой.

Мой отец был учителем. Преподавал в школах, интернатах, детских домах Дзержинска – одного из самых бандитских и разбойничьих городов. Как-то я зашел к нему на работу и вижу, как он, высокий, идет по коридору, а в руках – витая железная цепочка. Пэтэушник перебегает ему дорогу и отец как даст парню по спине этой цепочкой. А потому что «нечего тут бегать». Сейчас бы папу посадили, но тогда он выстроил общение «я – хозяин, буду преподавать, а вы будете молчать». Очень в русской традиции. В СССР на учителя смотрели как на начальство. А сейчас родители обращаются к учителю сверху вниз: «Что ты себе позволяешь ? Это мой ребенок!»

Читать еще:  Куда пропала Юлия Липницкая

Это тоже правовой излом. Нельзя кричать на ребенка, нельзя унижать ребенка, нельзя критиковать его увлечения… Список запретов все ширится и ширится. Учитель под гнетом административных и уголовных законов – пострадавший, он боится детей. Хотели законность? Учителей не уважают, потому что есть законность. К учителям относятся так, что им самим страшно.

– Право и судебная система у нас очень избирательны…

– Наверное, да. Я – ополченец с Донбасса. Из России туда незаконно приехали тридцать тысяч человек в качестве добровольцев. Некоторые брали с собой оружие. С точки зрения закона нас всех можно посадить. Так что не мне говорить «ой как плохо, что законы не работают». Потому что иначе я должен сдаться. Но сказать «хорошо, что не работают» я тоже не могу. Я не понимаю, как в нашей сложнейшей действительности приспособить законы к реальности. Я сам находился в контексте национал-большевистской партии, которая была признана экстремистской. Нас всех должны были убить, сжечь, закопать. И нас сажали, кстати. Когда я в США рассказываю про деятельность нацболов, мне говорят, что в их стране я уже бы давно сел. И не на пять лет, а на пятьдесят. Я не могу сказать, что Россия – правовая страна, она бесправная. Но права нет нигде.

– А почему вас не преследуют в России как ополченца?

– Потому что Путин в самом начале сходил в храм и поставил свечку за ополченцев Донбасса.

– То есть царь сказал, что сажать не надо?

– Но не только же меня. Россия полна людей, которых не сажают. А потом запросто могут взять и посадить. И это будет по закону.

– Сейчас Россия – это Путин? Государство – это я?

– У нас не абсолютизм. Путин – это Ельцин Центр и колоссальные вложения в оборонку, Крымнаш и либералы на ключевых местах. Путин – это цветущая сложность.

– Путин – это необязательность исполнения законов.

– Нигде в мире не сажают столько людей за коррупцию, как в России. И все меняется на глазах. В ГАИ раньше 100 процентов брали взятки, теперь – семь. Этническая мафия на рынках почти исчезла. А в Италии с этим ничего не могут поделать.

– Но если приедут чеченцы – всем станет страшно. В этом и есть избирательность. Прилепину можно, Кульчицкому нельзя. Кадырову можно, Куйвашеву нельзя.

– Избирательность – это принцип существования России. В девятнадцатом веке в Польше предлагали конституцию, а на Кавказе Ермолов сносил деревни. На Дальний Восток вообще ни один государь, кроме Николая Второго не доехал. Тоже избирательность. Сюда – все, туда – ничего. Здесь режем и убиваем, а там армия и конституция. Разве где-то иначе? Сенаторы США, которые бомбят суверенные страны и сносят режимы, не сядут в тюрьму никогда.

– Сегодня есть в России свобода слова?

– Конечно. Представлены все точки зрения от Шендеровича, Улицкой до Проханова и Лимонова. Мы можем обсуждать все. Такого нет в Европе. Там тебя просто засунут в дыру. Там радикалы и анархисты под табу.

– То есть нам можно все?

– Многое. Нельзя обсуждать личную жизнь Путина, но его друзей-вассалов – можно. Навальный выкладывает особняки, доходы их жен и детей. В Интернете тонны компромата на всех из окружения президента. Конечно, об этом не говорит Киселев. Но и на первых каналах США, Франции и Италии так же молчат.

– Навальный уравновешивает систему? Такая альтернатива нужна в России, чтобы выпускать пар?

– Навальный, «Эхо Москвы», «Новая газета» и вся эта условная Болотная площадь – конечно, да. Они под присмотром, государство платит им деньги, у них есть свои взгляды. Но взгляды эти противоречат русской цивилизации. Эта альтернатива через запятую говорит: посадите вора, верните Крым, закройте военные базы, выводите войска с Донбасса, сажайте сепаратистов, выходите из Сирии, запретите коммунистов и прекратите влияние РПЦ. То есть они начинают с коррупции, а заканчивают тем, что мы должны накрыться медным тазом. И это мне не нравится. Я готов стоять с ними на одной баррикаде, пока речь про коррупцию. Но продолжение их риторики отменяет мою жизнь и мои интересы.

– Они выражают мнение меньшинства?

– Это меньшинство, но очень влиятельное. Если все сфокусировать в одно обидное слово, то они – Антироссия. Они хотят, чтобы Россия была не такой, какой она была тысячи лет.

– Революцию делает меньшинство. Недавно я был в Ульяновске в музее Ленина. Ходил по экспозиции и не мог отделаться от мысли, насколько малочисленны были люди, которые перевернули страну.

– Именно в этом и проблема. 98% населения останется дома и не пойдет на возможный Майдан. И пока одни замрут, другие все перевернут. Перед революцией в России было 86% крестьянства. Они жили с ощущением приближающейся смерти – с 1901-го по 1918-й в России восемь миллионов человек умерли от голода. И крестьяне заключили негласный договор с большевиками, мол вы нам не очень симпатичны, но делайте что хотите, лишь бы не было старых порядков. Сейчас у нас есть условные 86% путинского большинства, но сил, с которыми можно было заключить договор, нет. С Навальным никто не заключит договор.

– У Навального и оппозиции очень большевистский посыл: «Смотрите, сколько они воруют, мы возьмем и поделим на всех». Мы – умнее и образованнее, мы будем лучше управлять Россией.

– После 1991-го, 1993-го и киевского майдана люди на это не купятся. Нужен лево-правый базис для разных гражданских структур, которые будут работать с правом, понятием справедливости и включать механизмы, которые у нас пока не работают. Если бы у нас было еще десять лет тишины, мы бы научились судиться как американцы, договариваться о правах как европейцы.

Читать еще:  Почему у гортензии белеют листья

– Еще одно десятилетие тишины – это еще одно десятилетие Путина?

– Путин, не Путин, неважно. Просто десять лет без экспериментов. Но такого у нас нет, потому что санкции, падение доходов, упадок политической власти, отток капиталов… В ближайшие десять лет в России будет болтанка. Не знаю, насколько сильная, но будет.

– Когда в самолете болтанка, пилот крепко держит штурвал и меняет высоту. Что нам нужно сделать, чтобы не трясло?

– Государству надо леветь. Нельзя, чтобы 2% населения имели такое количество бабла. Это неразумно. Крымнаш – это было левение, государству стало наплевать на людей со сверхдоходами, которые аффилированы в Запад бизнесами, женами, яхтами. Их не спросили, брать Крым или не брать. И это отлично.

– Что все-таки означает, что страна должна леветь. Раньше вы были нацбол, лимоновец, революционер. Сейчас – наоборот. Вы государственно одобряемый писатель, ветеран Донбасса. Вы же сами правеете.

– Все совсем не так. После романа «Санькя» либералам и демократам говорили, что Прилепин – ваш враг, русофил и государственник. И были правы. Я – неизменен. Я всегда находился в одной точке. Мне как империалисту было несимпатична либерально-буржуазная Россия образца 2005 года, когда мы сдавали военные базы в Лурдесе и Камране. А потом российский истеблишмент развернулся в противоположную сторону. Государство прошло круг и пришло в мою точку. И я сказал: «Здравствуй, государство. Я – Прилепин. Я давно тебя ждал».

С Захаром Прилепиным Беседовал Богдан Кульчицкий

Ваше мнение

Ответа мы ждем до сих пор.

Начало мая привычно в нашей стране богато датами, событиями: Первомай, День победы, в этом году еще и юбилей Карла Маркса, из актуальных — инаугурация президента России Владимира Путина. Все даты, даже довольно давние, имеют прямое отношение к истории и самочувствию нашей страны. Они связаны с надеждой, очень конкретной и свойственной населяющим Россию народам — что справедливость восторжествует. Что все должно идти к этому.

Когда развалился Советский Союз, на Западе это было воспринято как победа в холодной войне, в первую очередь, и как победа одной системы и ее идеологии над другой, во вторую, и как следствие первой.

Было черт знает что (добавляют — «и сбоку бантик»), но только не коммунизм и даже не стремление к нему. Система выдохлась по причине невыполнения своей задачи, построения того самого справедливого общества, на исполнение чего народ был изначально настроен. И после, когда наконец разобрался, что инициатива «сверху» заглохла, а инициатива «снизу» иногда вяло и нудно, порою жестоко подавляется, все дружно плюнули и разбрелись по своим огородам, садовым участкам, чтобы меньше быть зависимым от очередей, от талонов, да и вообще от всех этих норм выдачи. Полжизни в очередях за штанами, сапогами и куском костлявой говядины — ну какая там «справедливость»? Видно было, что никто ее не строил, а, наоборот, всячески не давали, мешали и разваливали то, что на энтузиазме при мечте обо всем этом было сделано.

С другой стороны, и то, что Запад сообщает — дескать, «побеждал» именно «коммунистическую идеологию» и именно «используя преимущества капиталистической системы» — звучит как признание в чем-то глубоко неприличном, на порядки худшем, чем все эти сейчас повалившие отовсюду признания в своих особенностях. Все равно, что хвастаться, как при численном превосходстве раз в пять бандиты с кастетами во дворе разогнали дошкольников, вытеснив их из песочницы и растоптав все их куличики. «Победа» риторически выглядит на редкость убогой. Жадная, хапужническая система перетерпела и перехитрила систему, которая лет семьдесят назад сделала попытку не быть жадной и хапужнической, только ничего у нее самой не вышло. Вот тоже нашли достижение.

Ну да ладно, победил «капитализм» так победил, пусть думает, но перед нами вопросы все те же. Что и во времена Революции, провозгласившей (но не исполнившей, как уже понятно) победу труда над капиталом, как во время Отечественной войны, исполнившей и провозгласившей победу над рафинированным злом. Как нам построить общество, основанное на справедливости? Какие при этом надежды возлагаются на верховную власть, и насколько люди сами способны в себе представить очертания такого общества? Недавние социологически опросы снова показали, что основным запросом общества является запрос на справедливость. А точнее — что власть этим запросам на сегодняшний день слабо удовлетворяет.

Проглядывает тенденция, замеченная с давних, царских еще времен. Власть уверенно и вполне достойно повышает имидж России вовне, добиваясь справедливого места страны в мире, но при этом на внутренних фронтах все происходит как-то вяло и неуверенно. Люди, конечно, спокойней себя чувствуют, когда знают, что для защиты от внешних угроз делается многое, даже порою не всегда им понятное. Но ощущения комфорта в быту и, главное, душевного комфорта от того, что твоя жизнь является социально полезной и нужной — этого не прибавляет. Те же социологические опросы показывают, что люди не очень хорошо способны оконтурить для себя понимание социальной значимости каждого отдельного человека. Даже «справедливость» пока понимается редко выше желания повышения зарплат и пенсий. А с учетом того, что зарплаты не растут, местами падают, пенсионный возраст все время грозят сдвинуть за рубеж наступления физической немощи (при том что основной труд у нас остается физическим)…

Все это не только не прибавляет оптимизма, но и не дает возможности поднять планку понимания того, каким общество люди хотят видеть, как институционально справедливость должна сложиться и развиваться для следующих поколений. Не самые «возвышенные», прямо скажем, запросы людей на зарплату, пенсию, говорят о том, что постоянная нужда в той или иной мере продолжает сопровождать жизнь рядового гражданина России, что справедливости для себя люди не особо ощущают даже в том минимальном значении, которое требуется для существенного поднятия этих запросов уже на уровень не меркантильности, а социального проектирования будущего. И это не говоря о все еще нередко замечаемой повсюду несправедливости со стороны чиновничества, да и вообще людей, наделенных властью или деньгами и «связями», что выражается не только в прямом обмане, но и показном высокомерии и равнодушии.

Не «капиталистическая система» развалила Советский Союз. Не забываем, что и Третий рейх, победу над которым традиционно отмечаем в эти дни, «побеждать» полез «коммунистическую идеологию». Значит, маячила угроза какая-то неприкрытому злу в той жесткой, стальной советской системе, угрожавшей системе «капиталистической», какие-то зародыши в ней и тогда еще жили. Страну всегда начинало лихорадить, когда власть не могла дать удовлетворительный ответ на вопрос общества: когда? Когда риторика начнет воплощаться в реальность? Когда власть понятным для всех образом включится в создание такой модели государства и общества, которая позволит людям с максимальной пользой для страны, своих детей и себя тоже реализовывать свой потенциал? Похоже, ответа мы ждем до сих пор.

Читать еще:  Что нужно при покупке автомобиля с рук

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

«На лоскуты»: Отец Андрей Ткачёв обрушился на педофилов

Протоиерей Андрей Ткачёв

Молодой русский парень Владимир Санкин спас ребёнка от педофила с топором, убив негодяя. В итоге спаситель под следствием и может угодить за решётку на 15 лет. Протоиерей Андрей Ткачёв в буквальном смысле обрушился на педофилов. По его мнению, если всё было именно так, Владимира Санкина необходимо отпустить и даже наградить.

За моей спиной фотография Владимира Санкина, человека, который в драке убил мужика, покушавшегося на насильственные действия сексуального характера в отношении двух малолетних мальчишек.

К сожалению, незаметно ушли те блаженные времена, когда можно было малыша — пятилетнего, семилетнего или двенадцатилетнего подростка — спокойно выпустить на улицу, а родители только звали: «Паша, иди обедать!», «Коля, иди выпей молока!». И так до вечера, и всем спокойно. Никто не боялся, что украдут детей, изнасилуют, на почки распатронят, куда-нибудь денут и так далее. Куда-то ушли эти блаженные времена.

А сегодня такие вещи происходят. Отсидевший сколько-то лет за изнасилование малолетнего ребёнка мужик вернулся к своим прежним делам. В каком-то занюханном районе города Уфы жил в недорушенной «хрущёвке» и зазвал к себе в холода якобы погреться двух пацанят. А потом перед ними разделся, взял топор и угрожал им насилием и смертью, если те не согласятся на сексуальные удовольствия паскудного проклятого характера. И вдруг мужчина, Владимир Санкин, ворвался туда и вступил с насильником в драку.

Следствие всё решит. Но если докажется, как сказали пацаны, что Санкин заступился за них, махался с насильником, дал ему по кумполу, и тот отдал Богу душу (Богу ли — вопрос, но душу отдал), то этого мужика нужно наградить. Его сажать нельзя, его нужно наградить.

Ведь Владимир шёл с работы, не знал никого — ни пацанов, ни этого дядьку. Мальчишка, выбежавший в панике из дома, позвал его на помощь. Он пошёл туда и увидел это всё. Санкин и насильник вышли на улицу, начали драться. И Владимир ушатал того до смерти. И ему нужно медаль дать.

Регулярно в нашей повседневной ленте новостей мы встречаемся с ситуациями, где людей судят за превышение меры самозащиты. Когда к людям врываются домой бандиты, и хозяин дома начинает их расстреливать из разрешённого, скажем, охотничьего оружия, а потом ему светит какой-то огромный срок, хотя он не на улице, а дома защищается.

Или женщина, допустим, какой-то пилкой для ногтей пробивает вену насильнику в такси, и тот истекает кровью. А её судят, и ей грозит серьёзный тюремный срок. Такая судебная практика совершенно непонятна нам. Получается, мы все ходим под тюрьмой и под могилой. То есть могила и тюрьма — это совершенно стандартные для человека вещи. Сегодня ты пока ещё на свободе, а завтра уже можешь быть за решёткой. Пока ты ещё живешь, а потом — шлёп, ты уже не жив. Но практика наша общесудебная, к сожалению, такая, когда неправомерно, строго наказывают людей, которые защищали свои или чужие жизнь, достоинство, честь. Это, конечно, ужасно.

Если мой голос что-то в этом мире значит, если бы было голосование, я бы просто поставил галочку: отпустите человека на свободу.

Мужик сидел за изнасилование малолетних. Вышел, не исцелился. Тюрьма никого не лечит, кто это ещё не знает, тюрьма не лечит вообще, она только раскручивает и нагнетает все страсти, живущие в человеке, обозляет его и учит приобретать новые воровские профессии, новые греховные свойства. И вот другой, нормальный человек вступился и дал ему по черепушке. Ну а что нужно было, дозировать силу? Надо было бить со всей дури. Он и ударил.

Когда мужики дерутся, извиняюсь, там трудно не убить. Мужики если бьют, то по-настоящему. А там чуть-чуть… Все читали Лермонтова, «Сказку про купца Калашникова», как он там дрался? Один другому дал в грудь и проломил её вместе с кипарисовым крестиком. Тот дал ему в висок и убил его, любимого опричника царя Иоанна. То есть когда мужики дерутся, там убить нетрудно. Почему и не нужно лишний раз драться.

. А насильника этого четвертовать мало. Его на лоскуты нужно резать, по идее, этого человека, который испортил маленького пацана. Мужик вступился, дал ему в балду и сделал так, что он «уехал». Ну и правильно. Дать ему медаль вообще нужно. Это всё равно что он тонущего вытащил из воды, когда тот звал на помощь. Таким же дают медаль — Осоавиахима, ВДНХ, не знаю, ДОСААФа. И Санкину тоже нужно дать медаль. Потому что он взял педофила, ушатал до смерти. Не хотел, наверное, но так получилось. Видимо, Бог его кулаком привёл своё правосудие. Нет же, судить человека хотят. За что? За то, что он двух ребят не дал подвергнуть сексуальному насилию? За что мужика судить? На свободу с чистой совестью из КПЗ выпустить его или из-под домашнего ареста и наградить человека.

Увидишь педофила — бей ему в балду и не бойся. Если бояться все будут… Твою дочку будут насиловать, а ты будешь бояться его ударить, потому что тебя посадят. Ну что это такое? Что за жизнь такая вообще? Что за норма? Кто это внушил людям такое?

Вот я сегодня слабый человеческий писк раздаю в воздух. Потому что если мой голос что-нибудь значит, я считаю, что этому мужику, который с работы шёл и двух пацанов спас, а этого «волка» увёл в другое измерение, нужно наградить — как за героизм, за мужество на пожаре. Был пожар — он его потушил. И если судьи поступят иначе. Но у них же тоже дети есть. Так нельзя. Буква буквой, но букву тоже надо менять.

Меняйте буквы. А людей жалейте. Он сделал правильное дело. Об этом просили высказаться, я высказался. И слава Богу, что имеем такую возможность.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источники:

http://www.yktimes.ru/politika/net-v-rossii-spravedlivosti/
http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4-%D1%82%D1%8F%D0%BD%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D0%BA-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D0%B0-%D0%BA-%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/
http://vashmnenie.ru/blog/43919164170/next

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector