0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Они работают

Они работают, а вы их труд ядите

Они работают, а вы их труд ядите
Из притчи (басни) «Жуки и Пчелы» (ок. 1750) драматурга и писателя-сатирика Александра Петровича Сумарокова (1717—1777). В притче гово-
рится о том, что некие «невежи-Жуки вползли в науки» и стали учить Пчел делать мед (как пишет автор, «патоку», которая в его время была синонимом меда). Пчелы пожаловались Аполлону — богу искусства. науки и ремесел. Аполлон спустился с Парнаса.
И Жуков он
Всех выгнал вон.
Сказал: «Друзья мои, в навоз отсель подите;
Они работают, а вы их труд ядите,
Да вы же скаредством и патоку вредите!»

Фраза стала широко известной благодаря писателю-просветителю Николаю Новикову, который использовал ее как девиз своего сатирического журнала «Трутень» (1769). Н. И. Новиков считал притчи Сумарокова (им написано 378 басен) «сокровищем российского Парнаса».
Употребляется: как форма порицания, укора в адрес всякого рода бездельников, которые живут за счет чужого труда.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» . Вадим Серов . 2003 .

Смотреть что такое «Они работают, а вы их труд ядите» в других словарях:

Новиков Николай Иванович — [27 IV (8 V) 1744, с. Тихвинское (Авдотьино) Коломенского у. Московской губ. – 31 VII (12 VIII) 1818, там же]. Дворянин, сын ст. советника в отставке. Был записан в Измайловский полк. Грамоте учился у сельского дьячка; в 1756 поступил в Унив.… … Словарь русского языка XVIII века

Формирование освободительных идей в России. Первый русский революционер Радищев — Освободительная мысль в 60 80 х годах XVIII в. Русские просветители В 60 х годах XVIII в. в передовой общественной мысли России началась та же, что и в странах Западной Европы, критическая переоценка устоявшихся понятий и взглядов, выросших на… … Всемирная история. Энциклопедия

«Трутень» — сатирический журнал русского просветителя Н. И. Новикова (1744–1818), издававшийся в 1769 70 гг. Название журнала Новикова связано с заглавием журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела» (1759). Из притч Сумарокова заимствованы и эпиграфы к… … Литературная энциклопедия

Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… … Литературная энциклопедия

Они работают, а вы их труд ядите

Прибаску
Сложу
И сказку
Скажу.
Невежи Жуки
Вползли в науки
И стали ПАТОКУ Пчел делать обучать.
Пчелам не век молчать,
Что их дурачат;
Великий шум во улье начат.
Спустился к ним с Парнаса Аполлон
И Жуков он
Всех выгнал вон,
Сказал: «Друзья мои, в навоз отсель подите;
ОНИ РАБОТАЮТ, А ВЫ ИХ ТРУД ЯДИТЕ,
Да вы же скаредством и патоку вредите!»
А.П.Сумароков, басня «Жуки и пчёлы», 1752

ИЗ СООБЩЕНИЯ В ИНТЕРНЕТЕ:
СК арестовал за взятку ректора Института культуры
20.10.2014 13:41
АФН
Категории: Беларусь Коррупция
СК Беларуси задержал за взятку ректора государственного учреждения образования «Институт культуры Беларуси» (Инбелкульт) (повышение квалификации и переподготовка кадров в сфере культуры).
«Проведенным расследованием установлены четыре факта получения взяток должностным лицом. Умысел обвиняемого в каждом из случаев был направлен на получение материальных ценностей исключительно для себя и в связи с занимаемым им должностным положением», — говорится в сообщении СК РБ.
Согласно сообщению, ректор был задержан в момент получения взятки в размере 2000 долларов США за благоприятное решение вопроса о предоставлении в пользование недвижимости учреждения без документального оформления.
«На имущество обвиняемого наложен арест. Он заключен под стражу», — говорится в сообщении.
Бывший ректор Института культуры Беларуси приговорен к 5 годам колонии.

17.02.2015 08:08
Суд Фрунзенского района приговорил Константина Ремишевского к пяти годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества.
Также бывший ректор Института культуры лишился права занимать ряд должностей сроком на пять лет
16.02.2015

Telegraf.by
17:18
Бывшего ректора Инбелкульта посадили на пять лет
Обвиняемый признан виновным в получении взяток и приговорен к лишению свободы сроком на пять лет с конфискацией имущества и лишением права занимать организационно-распорядительные и административно-хозяйственные должности сроком на пять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Бел¬ТА
16:55
Бывший ректор Института культуры Беларуси приговорен к 5 годам колонии
Приговором суда Фрунзенского района Минска от 13 февраля 2015 года Константин Ремишевский признан виновным в получении взятки, в покушении на повторное принятие взятки, а также в получении взятки повторно, путем вымогательства.

Читать еще:  Как перетянуть диван своими руками

Когда меня выдвинули на звание «ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ», некто позвонил по телефону и сказал, что мне нужно за «высокое звание» денюжку заплатить. На мою просьбу представиться имярек промолчал и сумму не озвучил… Потом было грязное подпольное собрание за мои глаза…
Уже прошло более двадцати лет, как в отделе культуры Минского райисполкома мне сломали жизнь, и крышевало эту ничем не подкреплённую подлость Министерство культуры Республики Беларусь, которое деликатно закрыло глаза на факты и написанные людьми собственноручно доказательства, что выдвижение на звание, после ходатайства, состоялось!
Не обогатились несчастные культорги. Нищенствуют бедолаги.

ТЕПЕРЬ ПОНЯТНО, ПОЧЕМУ МОЁ ЧЕСТНО ЗАРАБОТАННОЕ ЗАСЛУЖЕННОЕ ЗВАНИЕ ОКАЗАЛОСЬ В ТОМ МЕСТЕ КУЛЬТУРЫ, ГДЕ СПИНА ТЕРЯЕТ БЛАГОРОДНОЕ НАЗВАНИЕ.
ДА ПОТОМУ ЧТО НЕ ПЬЮ; НЕ КУРЮ; НЕ НАРКОМАНКА; ВЗЯТКИ НЕ ДАЮ; МОРАЛЬНО И ПСИХИЧЕСКИ УСТОЙЧИВА — НИ НА КАКИХ УЧЁТАХ НЕ СОСТАЮ (пытались в мир пустить и такую сплетню!); ПРЕДАТЕЛЬСТВО НЕ ПРОЩАЮ; ЛОЖЬ, СПЛЕТНИ, НАГОВОРЫ НЕНАВИЖУ; ПОДОНКОВ НЕ УВАЖАЮ, А ГЛАВНОЕ: ЖИЛА СВОИМ УМОМ; РАБОТАЛА ДЛЯ ЛЮДЕЙ И НА СВОЮ ЖИЗНЬ, ТО ЕСТЬ ПОДХАЛИМОМ И ХОЛУЁМ НИКОГДА НЕ БЫЛА, НИ ЕСТЬ И НЕ БУДУ.

ОТ ПРЕДКОВ:
«От трудов праведных не построишь палат каменных»!

А ЕЩЁ ПРЕДСТАВЛЯЮ К ПРОЧТЕНИЮ СОЗВУЧНЫЙ МОЕЙ СИТУАЦИИ (мне так по сей день заявляют, что не будь выдвижения, не было бы и гонения! Во как!) ОТРЫВОК ИЗ «КАК МЕНЯ ВЫБИРАЛИ В ГУБЕРНАТОРЫ» Марка ТВЕНА — год написания 1870:

Несколько месяцев назад меня как независимого выдвинули кандидатом на должность губернатора великого штата Нью-Йорк…
За завтраком, небрежно просматривая газеты, я наткнулся на … заметку… У меня просто глаза на лоб полезли от изумления. Какая грубая, бессовестная клевета.
… Я никогда не бывал в Кохинхине! … Я был взбешен, но совершенно беспомощен. … Я никогда не клеветал на дедушку мистера Блэнка. Мало того – я не подозревал о его существовании и никогда я не слыхал его имени.
(Замечу мимоходом, что вышеупомянутая газета с тех пор стала именовать меня «Твеном, Осквернителем Гробниц».)
Вскоре мое внимание привлекла следующая статья:
«Достойный кандидат! Мистер Марк Твен, собиравшийся вчера вечером произнести громовую речь на митинге независимых, но явился туда вовремя. В телеграмме, полученной от врача мистера Твена, говорилось, что его сшиб мчавшийся во весь опор экипаж, что у него в двух местах сломана нога, что он испытывает жесточайшие муки, и тому подобный вздор. Независимые изо всех сил старались принять на веру эту жалкую оговорку и делали вид, будто не знают истинной причины отсутствия отъявленного негодяя, которого они избрали своим кандидатом. Но вчера же вечером некий мертвецки пьяный субъект на четвереньках вполз в гостиницу, где проживает мистер Марк Твен. Пусть теперь независимые попробуют доказать, что эта нализавшаяся скотина не была Марком Твеном. Попался наконец-то! Увертки не помогут! Весь народ громогласно вопрошает: «Кто был этот человек?»
Я не верил своим глазам. Не может быть, чтобы мое имя было связано с таким чудовищным подозрением! Уже целых три года я не брал в рот ни пива, ни вина и вообще никаких спиртных напитков.
(Очевидно, время брало свое, и я стал закаляться, потому что без особого огорчения прочел в следующем номере этой газеты свое новое прозвище: «Твен, Белая Горячка», хотя знал, что это прозвище останется за мной до конца избирательной кампании.)
К этому времени на мое имя стало поступать множество анонимных писем. Обычно они бывали такого содержания:
«Что скажете насчет убогой старушки, какая к вам стучалась за подаянием, а вы ее ногой пнули? Пол Прай».
Или:
«Некоторые ваши темные делишки известны пока что одному мне. Придется вам раскошелиться на несколько долларов, иначе газеты узнают кое-что о вас от вашего покорного слуги. Хэнди Энди»…
(Таким образом, я получил еще два прозвища: «Твен, Грязный Плут» и «Твен, Подлый Шантажист»).
Между тем все газеты со страшными воплями стали требовать «ответа» на предъявленные мне обвинения, а руководители моей партии заявили, что дальнейшее молчание погубит мою политическую карьеру. II словно для того, чтобы доказать это и подстегнуть меня, на следующее утро в одной из газет появилась такая статья:
«Полюбуйтесь-ка на этого субъекта! Кандидат независимых продолжает упорно отмалчиваться. Конечно, он не смеет и пикнуть. Предъявленные ему обвинения оказались вполне достоверными, что еще больше подтверждается его красноречивым молчанием. Отныне он заклеймен на всю жизнь! Поглядите на своего кандидата, независимые! На этого Гнусного Клятвопреступника, на Монтанского Вора, на Осквернителя Гробниц! Посмотрите на вашу воплощенную Белую Горячку, на вашего Грязного Плута и Подлого Шантажиста! Вглядитесь в него, осмотрите со всех сторон и скажите, решитесь ли вы отдать ваши честные голоса этому негодяю, который тяжкими своими преступлениями заслужил столько отвратительных кличек и не смеет даже раскрыть рот, чтобы опровергнуть хоть одну из них».
Дальше уклоняться было уже, видимо, нельзя, и, чувствуя себя глубоко униженным, я засел за «ответ» на весь этот ворох незаслуженных грязных поклепов. Но мне так и не удалось закончить мою работу, так как на следующее утро в одной из газет появилась новая ужасная и злобная клевета: меня обвиняли в том, что я поджег сумасшедший дом со всеми его обитателями, потому что он портил вид из моих окон. Тут меня охватил ужас. Затем последовало сообщение о том, что я отравил своего дядю с целью завладеть его имуществом. Газета настойчиво требовала вскрытия трупа. Я боялся, что вот-вот сойду с ума. Но этого мало: меня обвинили в том, что, будучи попечителем приюта для подкидышей, я пристроил по протекции своих выживших из ума беззубых родственников на должность разжевывателей пищи для питомцев. У меня голова пошла кругом. Наконец бесстыдная травля, которой подвергли меня враждебные партии, достигла наивысшей точки: по чьему-то наущению во время предвыборного собрания девять малышей всех цветов кожи и в самых разнообразных лохмотьях вскарабкались на трибуну и, цепляясь за мои ноги, стали кричать: «Папа!»
Я не выдержал. Я спустил флаг и сдался. Баллотироваться на должность губернатора штата Нью-Йорк оказалось мне не по силам. Я написал, что снимаю свою кандидатуру, и в порыве ожесточения подписался:
«С совершенным почтением ваш, когда-то честный человек, а ныне: Гнусный Клятвопреступник, Монтанский Вор, Осквернитель Гробниц, Белая Горячка, Грязный Плут и Подлый Шантажист – Марк Твен».

Читать еще:  Что такое сон

И КАК КОНТРОЛЬНЫЙ «ВЫСТРЕЛ»:
«… Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и ее пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно».
«Интеллектуальным силам», желающим нести науку народу (а не прислуживать капиталу), мы платим жалование выше среднего. Это факт. Мы их бережем. Это факт. Десятки тысяч офицеров у нас служат Красной Армии и побеждают вопреки сотням изменников. Это факт. »
В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, издание пятое Изд-во политической литературы, 1978 г. т. 51, стр. 48-49

Мир книги

«Они работают, а вы их труд ядите»

Такой эпиграф помещен на титульном листе журнала, вышедшего в Петербурге в мае 1769 г. под характерным названием — «Трутень». Журнал был сатирическим. Как название, так и эпиграф недвусмысленно указывали адрес сатиры — крепостников, жестоко эксплуатировавших труд подневольных и во всем бесправных крестьян.

Об издателе журнала Н.И. Новикове великий русский критик В.Г. Белинский писал: «Благородная натура этого человека постоянно одушевлялась высокой гражданской страстью — разливать свет образования в своем отечестве. И он увидел могущественное средство для достижения этой цели в распространении в обществе страсти к чтению».

Родился Н.И. Новиков 8 мая 1744 г. в селе Тихвинское-Авдотьино, неподалеку от Москвы. Систематического образования ему получить не удалось. Он провел несколько лет в гимназии при Московском университете, но вскоре был исключен «за леность и нехождение в классы». Имена исключенных в назидание нерадивым школярам печатали в «Московских ведомостях».

Затем Новиков поступил на военную службу. В 1766 г., будучи унтер- офицером Измайловского полка, он издал небольшую книжку «Дух Пифагоров, или Нравоучения его, состоящий в золотых стихах, в письме, посланным сим великим философом к Гиерону Сиракузскому владетелю, и из малых остатков из его писем, сохраненных чрез его учеников и последователей». 33-страничная брошюра с длинным названием обошлась Новикову в 13 руб. 50 коп., заплаченных типографии Сухопутного кадетского корпуса.

Читать еще:  Как стать арбитром в футболе

Так началась его издательская деятельность.

Впрочем, книг он в ту пору выпускал мало. Читающая публика дебюта не заметила. Имя Новикова стало известно лишь несколько лет спустя при следующих обстоятельствах.

В первых числах января 1769 г. в книжных лавках Петербурга появилась тоненькая тетрадочка под завлекающим заглавием «Всякая всячина». Журнал раздавали бесплатно; на титульном листе под названием было напечатано: «Сим листом бью челом; а следующий впредь изволь покупать». В литературных кругах столицы знали, что «Всякая всячина» издается самой императрицей и во многом наполняется ее сочинениями. Начало царствования Екатерины проходило под знаком либерализма. В первом номере журнала царица намекнула на возможность появления «потомства» «Всякой всячины»: «Я вижу, что за нею последуют законные и незаконные дети; будут и уроды ее место со временем заступать».

«Дети» и «внуки» не замедлили появиться. И тут же затеяли ожесточенную полемику с «бабкой». Полемика вскоре вышла за рамки почтительной беседы. И Екатерина изменила отношение к сатирической журналистике. Большинство журналов — как только они ни назывались: «И то и се», «Ни то ни се». «Полезное с приятным» — не просуществовали и года. В 70-х гг. на этой опасной ниве продолжал трудиться лишь Н.И. Новиков.

Первый его журнал, как мы уже говорили, назывался « Трутень». С мая 1769 по апрель 1770 г. вышло в свет 53 «листа». Расхватывали их моментально и вскоре понадобилось второе издание.

О чем писал журнал? Например, о жестоком помещике Безрассуде, который «болен мнением, что крестьяне не суть человеки». И далее: «Бедные крестьяне любить его, как отца, не смеют, но почитая в нем своего тирана, его трепещут. Они работают день и ночь, но со всем тем, едва имеют дневное пропитание. »

А вот образец сатирических «объявлений» «Трутня»: «Молодого российского поросенка, который ездил по чужим землям до просвещения своего разума и который, объездив с пользою, возвратился уже совершенно свиньею, желающие смотреть могут его видеть безденежно по многим улицам города».

Екатерину II это «объявление» разгневало. «Всякая всячина» сделала выговор «Трутню». Новиков не остался в долгу. «Госпожа Всякая всячина на нас прогневалась, — писал он, — и наши нравоучительные рассуждения называет ругательствами. Но теперь вижу, что она меньше виновата, нежели и думал. Вся ее вина состоит в том, что на русском языке изъясняться не умеет и русских писаний обстоятельно разуметь не может». Это был неприкрытый намек на немецкое происхождение императрицы, которая так и не научилась грамотно писать по-русски.

А затем вышел номер «Трутни» с «объявлением» о наборе любовников для «престарелой кокетки».

Царица была взбешена. Она повелела «иметь за издаваемыми листами самое строгое наблюдение» и до передачи журнала подписчикам и в книжные лавки представлять ей на просмотр.

Цензурные преследования заставили Новикова прекратить издание. Прощаясь с читателями, он писал: ««Трутень» с превеликой печали по кончине своих современников и сам умирает».

Прошло, однако, всего два месяца, и в продаже появился новый новиковский журнал — «Пустомеля». Здесь напечатано «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке» Дениса Ивановича Фонвизина (1744-1792), впоследствии автора знаменитого «Недоросля». В «Послании» были и такие строки:

Попы стараются обманывать народ,

Слуги дворецкого, дворецкие господ,

Друг друга господа, а знатные бояря.

Нередко обмануть хотят и государя.

Что дурен здешний свет, то всякий понимает,

А для чего он есть, того никто не знает.

После этого «Пустомелю» закрыли. Но Новиков не сдавался. В апреле 1772 г. вышел новый журнал — «Живописец». В одном из его номеров помещен «Отрывок путешествия в ххх Ц ххх Т ххх », описывавший совершенно разоренную помещиком деревню. «Бедность и рабство повсюду встречалися со мною в образе крестьян», — писал анонимный автор, в котором одни исследователи видят самого Новикова, а другие — молодого А.Н. Радищева.

Последний сатирический журнал Н.И. Новикова «Кошелек» выходил в свет в июле сентябре 1774 г. К этому времени 30-летний Николай Иванович был уже известным книгоиздателем.

Источники:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_wingwords/1944/%D0%9E%D0%BD%D0%B8
http://www.stihi.ru/2015/02/19/6716
http://maxbooks.ru/nemir/worldb82.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector