0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему белогвардейцы проиграли в гражданской войне

Почему белогвардейцы проиграли в гражданской войне

Гражданская война была одной из самых страшных для России. Число погибших в боях, казненных, умерших от голода и эпидемий превысило десять миллионов человек. В той страшной войне белые потерпели поражение. Мы решили выяснить — почему.

В январе 1919 года армия Деникина одержала крупную победу над почти стотысячной армией большевиков и заняла Северный Кавказ. Далее войска белых продвигались на Донбасс и Дон, где, объединившись, смогли дать отпор Красной армии, измученной казацкими восстаниями и крестьянскими бунтами. Были взяты Царицын, Харьков, Крым, Екатеринослав, Александровск.

В это время французские и греческие войска высадились на юге Украины, а Антанта планировала массивное наступление. Белая армия продвигалась на север, стремясь подойти к Москве, захватив по пути наступления Курск, Орел и Воронеж. В это время комитет партии уже начали эвакуировать в Вологду.

20 февраля армия белых разбила красный конный корпус и завладела Ростовом и Новочеркасском. Совокупность этих побед воодушевила войска, и, казалось бы, скорая победа за Деникиным и Колчаком.

Однако битву за Кубань белые проиграли, и после того, как красные взяли Новороссийск и Екатеринодар, главные силы белых на юге были сломлены. Они оставили Харьков, Киев и Донбасс. Успехи белых на северном фронте также закончились: несмотря на финансовую поддержку Великобритании, осеннее наступление Юденича на Петроград провалилось, а прибалтийские республики спешили подписать мирный договор с советским правительством. Таким образом, Московский поход Деникина был обречен.

Одной из самых очевидных причин поражения антибольшевистских сил является недостаточное количество хорошо обученных офицеров. К примеру, несмотря на то, что в Северной армии было целых 25000 человек, офицеров из них было только 600. К тому же, в армию набирали пленных красноармейцев, что никак не способствовало боевому духу.

Белых офицеров готовили основательно: британские и русские школы занимались их обучением. Впрочем, частыми явлениями оставались дезертирство, мятежи и убийство союзников: «З тысячи пехотинцев (в 5-м Северном стрелковом полку) и 1 тысяча военнослужащих других родов войск с четырьмя 75-мм орудиями перешли на сторону большевиков». После того, как Великобритания перестала поддерживать белых в конце 1919 года, армия белых, несмотря на кратковременный перевес, потерпела поражение и капитулировала перед большевиками.

Нехватку солдат описывал и Врангель: «Плохо снабжённая армия питалась исключительно за счёт населения, ложась на него непосильным бременем. Несмотря на большой приток добровольцев из вновь занятых армией мест, численность её почти не возрастала».

В армейском составе красных поначалу тоже была нехватка офицерского состава, и вместо них набирались комиссары даже без военного опыта. Именно по этим причинам большевики в начале войны потерпели множество поражений на всех фронтах. Однако решением Троцкого в офицеры стали брать опытных людей из бывшей царской армии, знающих что такое война не понаслышке. Многие из них шли воевать за красных добровольно.

Помимо частных случаев добровольного ухода из белой армии, были более массовые факты дезертирства.

Во-первых, армия Деникина, несмотря на то, что контролировала достаточно большие территории, так и не смогла существенно нарастить за счет обитающих на них жителей свою численность.

Во-вторых, в тылу у белых часто орудовали шайки «зеленых» или «черных», которые воевали и против белых, и против красных. Многие белые, особенно из числа бывших пленных из Красной армии, дезертировали и присоединялись к чужим отрядам.

Однако не стоит сгущать краски вокруг дезертирства из антибольшевистских рядов: из Красной армии всего за один год (с 1919 по 1920) дезертировало не менее 2,6 миллионов человек, что превышало общую численность войск белых.

Еще один немаловажный фактор, обеспечивший большевикам победу – монолитность их армий. Белые силы были сильно рассеяны по территории России, что приводило к невозможности грамотного командования войсками.

Разобщенность белых проявилась и на более абстрактном уровне – идеологи антибольшевистского движения не смогли привлечь на свою сторону всех противников большевиков, проявив излишнюю настойчивость во многих политических вопросах.

Белых часто обвиняли в попытках восстановления монархии, сепаратизма, передачи власти иностранному правительству. Однако на деле их идеология не состояла из таких радикальных, но четких установок.

Программа белого движения включала в себя восстановление государственной целостности России, «единство всех сил в борьбе с большевиками» и равенство всех граждан страны.
Громадный промах белого командования – отсутствие четких идеологических позиций, идей, за которые люди готовы были бы воевать и погибать. Большевики предложили предельно конкретный план – их идеей было построение утопического коммунистического государства, в котором не будет бедных и угнетенных, а для этого можно было поступиться всеми моральными принципами. Глобальная идея объединения всего мира под красным флагом Революции победила аморфное белое сопротивление.

Читать еще:  Как отвечать на положительные отзывы

Так свое психологическое состояние характеризовал белый генерал Слащев: «Тогда я ни во что не верил. Если меня спросят, за что я боролся и каково было мое настроение, я чистосердечно отвечу, что не знаю… Не скрою, что в моем сознании иногда мелькали мысли о том, что не большинство ли русского народа на стороне большевиков, – ведь невозможно же, что они и теперь торжествуют благодаря лишь немцам».

Эта фраза достаточно емко отражает состояние умов многих солдат, воюющих против большевиков.

Деникин, Колчак и Врангель, выступая со своими абстрактными лозунгами, не представляли народу четких указаний и не имели идеальной цели, в отличие от большевиков. Большевики же организовали мощную пропагандистскую машину, которая специально занималась выработкой идеологем.

Как писал американский историк Вильямс, «Первый Совет Народных Комиссаров, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владеют, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета министров в мире».

Так белые военные командиры проиграли идеологическую войну более образованным большевикам.

Большевистское правительство не стеснялось проводить резкие и жестокие реформы. Парадоксально, но именно такая жесткость и была важна в военное время: люди не верили сомневающимся и оттягивающим решение политикам.

Большой ошибкой белого командования была задержка земельной реформы – ее проект предполагал расширение хозяйств за счет земель помещиков. Однако был выпущен закон, до Учредительного Собрания запрещающий захват земель и сохраняющий их во владении дворян. Конечно, крестьянское население, 80% населения России, восприняли это распоряжение как личное оскорбление.

Почему проиграла Белая армия

Смута. 1919 год. Почему проиграли белогвардейцы? Некоторые исследователи отмечают, что белых было слишком мало. Красные их просто «завалили трупами». Другие историки смотрят глубже и отмечают, что белый проект, был проектом прозападным, либерально-демократическим, то есть оказался неприемлем для русских.

Белый проект

Белый проект был продолжением либерально-демократического проекта развития России, который революционеры-февралисты выдвинули во время Февральско-мартовской революции 1917 года. Западники и масоны, либеральная «элита» России, убили русское самодержавие. Они считали, что царизм мешает идти России по западному пути развития. Что Россия – это цивилизационная, культурная периферия западного мира, европейской цивилизации. Что Россию необходимо полностью интегрировать в Европу, отбросив замшелые пережитки, вроде самодержавия и единства церкви с государством.

Таким образом, западники, либералы исходили из возможности полной экономической, культурной и идеологической интеграции России в европейскую цивилизацию. Хоть чучелом, хоть тушкой. Сделать из России «милую» Францию, Голландию или Англию. В этом отношении нынешние российские либералы ничуть не лучше. Они заражены той же болезнью европоцентризма. Отсюда и практически все нынешние проблемы России и русского народа.

Планировалось в России создать буржуазно-демократическое общество, отличительными чертами которого были демократия парламентского типа либо конституционная монархия, независимая судебная власть, политический плюрализм, светский характер общества, рыночная экономика и т. д. Идеологами проекта выступали российские масоны, связанные и иерархически подчиненные ложам Запада. То есть они прекрасно знали, что на Западе «демократия» — это только вывеска. В реальности западные демократии стоят на строго иерархической системе тайной власти в орденских, масонских структурах и сетях. Что западная экономическая и политическая элита воспитывается и выращивается в закрытой системе клубов и лож, начиная с юности. Что «независимая» судебная система на самом деле базируется на корпоративных соглашениях и системе третейского разрешения споров для «избранных», реальных хозяев жизни. Рыночная экономика становилась основой для монополистических структур финансового и промышленного капитала, концентрирующего в себе основные финансовые потоки и прибыли. Идеологический, политический плюрализм становился основой для манипуляции общественным сознанием. Создаваемая система социального обеспечения должна была предотвратить массовое социальное недовольство.

Проблема была в том, что западноевропейский вариант развития России подходил странам Европы, но не русским. Более того, западный проект развития, который внедрили Романовы (пик их деятельности – Пётр I, прорубивший «окно в Европу»), уже провалился в России. Это доказывают глубинные противоречия, скопившиеся в империи Романовых и цивилизационная, проектная и государственная катастрофа 1917 года. Западный проект оказался неприемлем для русского народа.

Читать еще:  Кто играл ярополка в викинге

Парадокс белого (либерального) проекта в России состоял в том, что образ привлекательного, богатого и «милого» будущего, приемлемый для большей части образованного и зажиточного русского общества, не имел ни единого шанса на успех в народных массах. Интересно, что и современная либеральная Россия очень быстро пришла к тому же. К тупику и деградации на рельсах прозападной «модернизации». Для прозападной, либеральной части общества, новой буржуазии, «новых дворян» из чиновников и силовиков образ Запада привлекателен и мил. Они всеми силами стремятся туда, переводят семьи, отпрысков и капиталы. Будущее видят только в Западе. Россию хоть чучелом, хоть тушкой хотят сделать частью Европы от Лиссабона до Владивостока (либо хотя бы Урала). Народ же сначала смогли заморочить с помощью методов манипуляции общественного сознания, информационной обработки и благ общества потребления. Однако по мере ухудшения внешнеполитической (глобальный системный кризис, вызвавший начало новой мировой войны с главным фронтом на Ближнем Востоке) и внутриполитической ситуации, с последовательным разрушением базовых социальных институтов – государства (постепенный отказ от своих обязательств перед гражданами, превращение в «ночного сторожа»), науки, школы, здравоохранения и т. д., морок постепенно спадает.

То есть путь интеграции, конвергенции России с Западом, утрата ею своей национальной идентичности и ведёт к катастрофе. Происходит расхождение цивилизационного и национального проектов и, в конечном счёте, крах и гибель русского государства и общества. Вестернизация неизбежно вызывает развал и самоуничтожение. Дело в том, что у западного проекта шансов в России нет совсем.

Русский код и большевики

Либералы ошибаются в самой основе своей идеологии. Россия, русский мир – это особая, самобытная цивилизация, не Запад и не Восток. Чем больше русский цивилизационный код, цивилизационный проект расходится с политическими проектами собственной верхушки, тем ближе и страшнее смута. Смута – это ответ русской цивилизации и народа на ошибочный курс элиты. Способ «перезагрузки» России, смены её элиты.

Вестернизация Романовых взорвала и уничтожила Российскую империю. Русский народ нельзя перекодировать, сделать из русских европейцев. Раскол, разрыв между вестернизированной российской элитой (включая интеллигенцию) и народом, сохранившим мощные глубинные традиционные культурные, цивилизационные пласты и вызвал катастрофу 1917 года. А затем либералы-западники, захватившие власть (Временное правительство) решили провести ещё более глубокую интеграцию России и Запада. И началась полномасштабная Русская смута.

Белый проект был продолжением прозападного-либерального проекта революционеров-февралистов, которые хотели вернуть себе власть и сделать Россию частью «просвещенного» Запада. Его победа окончательно бы убила Россию и русский народ. Россия стала бы добычей западных и восточных хищников. По своей сути это был антинародный проект. Понятно, что на глубинном подсознательном уровне народ это знал. Поэтому белогвардейцы, хотя часто внешне они были привлекательнее красных, не получили массовой народной поддержки. Отсюда и меньшая численность их армий, по сравнению с Красной Армией. Поэтому примерно треть генералитета и офицерства «старой России» поддержала красных, треть была за белых, остальные сохраняли нейтралитет, сразу сбежали, стали обычными бандитами или слугами новых национальных режимов.

Народ поддержал красный проект. С одной стороны, большевики создавали совершенно новый мир, решительно порывали с прошлым. Это соответствовало логике развития, «старая Россия» покончила жизнь самоубийством. Если белые пытались реанимировать умершее общество, то большевики, наоборот, стали создавать новую реальность, новую империю. При этом старый мир погиб под тяжестью своих проблем, в результате ошибок своего развития, а не из-из действий большевиков. Конечно, в меру своих сил они помогали разрушению. Но основной вклад в разрушение Российской империи внесли февралисты-западники, элита «старой России» — политики, члены Думы, генералы, аристократы, великие князья, члены масонских лож, либеральная интеллигенция, требующая уничтожить «гнилой царизм».

С другой стороны, в красном проекте был глубоко национальный, русский компонент (позднее его связали с именем Сталина – сталинизм). Большевики впитали в себя фундаментальные для русской цивилизации и народа ценности, такие как справедливость, главенство правды над законом, духовного начала над материальным, общего над частным, соборности (единства) над индивидуальным. Большевизм подхватил старую традиционную для русских (и оставшуюся у старообрядцев) трудовую этику – с основополагающим значением труда в жизни и быте народа. У большевиков был образ счастливого будущего для всех (кроме социальных паразитов) – коммунизм. Красный мир отвергал западный мир, основанный на духе грабежа, мародерства, присвоения и паразитизма. Коммунизм стоял на первенстве труда и знания. Планетарии, дома культуры и творчества, заводы и лаборатории против кабаков и борделей.

Читать еще:  Как начать снимать видео на YouTube

Таким образом, у большевиков был образ привлекательного для народа будущего. Красный проект (без интернационализма и троцкизма) в основе своей совпадал с русским цивилизационным, национальным. Поэтому красные получили массовую народную поддержку. Также у большевиков были воля, энергия и вера. Они были готовы умирать за свои идеи. Плюс организация и железная дисциплина. Так большевики оказались единственной силой, которая после фактической гибели Российской империи в феврале – марте 1917 года смогла начать строительство новой жизни на пепелище и создать новую реальность, мир, новую русскую (советскую) империю.

Автор: Самсонов Александр Статьи из этой серии: Смута. 1919 год

Почему белые проиграли в гражданской войне?

Русский народ не увидел в них освободителей

Отчасти они сами ответили на этот вопрос. Генерал Антон Деникин отмечал за границей в мемуарах, что власть «народных комиссаров» «ломала решительно и беспощадно» русскую жизнь и этим выигрывала в глазах у населения по сравнению с Белым движением , которое не предрешало будущее политическое и социальное устройство России.

Но понимал ли Деникин уже тогда, в 1918-1920 гг., что такое «непредрешение» губит Белое дело? Или же это прозрение наступило у него только в эмиграции?

Губительное «непредрешение»

В антибольшевистском движении временно соединились столь разнородные политические силы – от монархистов до эсеров – что было невозможно выставить какие-то общие для них лозунги. Разобщённость, склоки и отсутствие единой направляющей воли погубили Белое движение.

Спустя двадцать лет эмигрант уже советской волны Иван Солоневич сравнивал русских белогвардейцев с испанским генералом Франко, подавившим мятеж коммунистов и левых социалистов в 1936-1939 гг. Сравнение было в пользу «каудильо»: вместо «непредрешения» – чёткая программа государственного строительства. Определённость лозунгов – социальное государство, основанное на солидарности всех классов – помогло, по его мнению, Франко победить.

Белые постоянно взывали к русскому народу, что идут освобождать его от большевизма. Но народ не увидел в них освободителей. Постои, реквизиции и вдобавок возвращение земли обратно помещикам – не так русские представляли себе волю. Большевики говорили, что тяготы нужно перетерпеть, что они нужны для того, чтобы разбить белых, а дальше наступит рай земной. Белые с ходу восстанавливали то, против чего крестьяне и рабочие в 1917 году поддержали революцию.

Только мужицкий Царь мог оказаться сильнее большевиков

Никакое новое Учредительное или Национальное собрание, к которому призывали белогвардейцы, не могло удовлетворить народ в политическом плане. Та же власть Советов была крестьянам и рабочим намного ближе. Недаром самым опасным для большевиков в годы гражданской войны оказалось, в конечном счёте, не Белое движение, а движение тех же рабочих, крестьян, солдат и матросов в 1920-1921 гг. под лозунгом: «За Советы, но без коммунистов!»

Секрет, чего больше всего боялись комиссары в Смольном и Кремле, раскрыл Троцкий , когда написал в одной из статей эмиграционного периода: «Если бы белые выбросили лозунг кулацкого царя, то мы бы не продержались и двух недель».

«Кулацкий» – читай: крестьянский, мужицкий. Спасительным для белых мог стать только лозунг возвращения к монархии – привычной по форме, но новой по содержанию: народной, крестьянской монархии. Царь, но признающий совершившуюся аграрную революцию и опирающийся на сеть низового местного самоуправления – те же Советы, но беспартийные. Такую модель с середины XIX века разрабатывали славянофилы, Лев Тихомиров, другие консервативные мыслители .

Для белогвардейцев такая монархия была слишком «реакционной», «черносотенной». Считая себя «русскими европейцами», вожди Белого движения не мыслили себе будущей России иначе, как в европейски-парламентских формах. Они не услышали русского народа.

Если вам понравилась публикация — не забудьте:

— нажать «палец вверх»;

— подписаться на канал;

Еще больше материалов на нашем телеграмм канале
История Российской Империи. Подпишись

Источники:

http://russian7.ru/post/7-prichin-porazheniya-belykh-v-grazhdanskojj/
http://topwar.ru/164484-pochemu-proigrala-belaja-armija.html
http://zen.yandex.ru/media/id/5aaab3e59d5cb3ab0d6fa614/5d5cdb5fcfcc8600ac894636

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector