0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько стоил раб в Древнем Риме

История рабства в античном мире

Том II
Рабство в Риме

с. 352 То, о чем я гово­рил в двух пред­ше­ст­ву­ю­щих гла­вах о про­да­же и о заня­ти­ях рабов, тре­бу­ет допол­не­ния; здесь я хочу ска­зать о их цене, мате­рии весь­ма сухой, но извест­ные иссле­до­ва­ния Дюро-де-ла-Мал­ля поз­во­лят мне быть крат­ким.

Цена рабов меня­лась в зави­си­мо­сти от вре­ме­ни; она долж­на была менять­ся и в зави­си­мо­сти от их чис­ла, их заня­тий, их заслуг и раз­лич­ных дру­гих выше­упо­мя­ну­тых мною обсто­я­тельств. Под­твер­жде­ния это­го мы нахо­дим как в исто­ри­че­ских фак­тах, так и в зако­нах.

У нас нет доку­мен­тов, касаю­щих­ся цены рабов в пер­вый пери­од рим­ской исто­рии до вто­рой Пуни­че­ской вой­ны; начи­ная с этой эпо­хи их цена при­бли­жа­ет­ся к ценам, обще­при­ня­тым в Гре­ции, вслед­ст­вие уста­но­вив­ших­ся более регу­ляр­ных сно­ше­ний меж­ду эти­ми дву­мя наро­да­ми. Таким обра­зом, про­дан­ные Ган­ни­ба­лом в Ахайе 1 200 плен­ных были выкуп­ле­ны за 100 талан­тов (это, веро­ят­но, та сум­ма, за кото­рую они были куп­ле­ны), т. е. по пяти мин за чело­ве­ка (око­ло 160 руб­лей золо­том) — цена, неко­гда доволь­но высо­кая для Гре­ции, но став­шая обыч­ной для рабов в эпо­ху пре­ем­ни­ков Алек­сандра 1 . После бит­вы при Кан­нах Ган­ни­бал, смяг­чен­ный победой, а может быть, и стес­нен­ный сво­и­ми плен­ны­ми, пред­ла­гал им сво­бо­ду на усло­ви­ях еще более лег­ких. За всад­ни­ков было назна­че­но 500 дена­ри­ев с изо­бра­же­ни­ем колес­ни­цы, за леги­о­не­ра — 300 и за раба — 100. Эти цены, не исклю­чая и цены за сво­бод­но­го чело­ве­ка, были ниже обыч­ной сто­и­мо­сти рабов, так как Тит Ливий гово­рит, что сенат, пре­не­брег­ши эти­ми плен­ны­ми, купил 8 тысяч рабов, чтобы сде­лать из них сол­дат, и запла­тил за них боль­ше того, что сто­и­ли бы ему плен­ные 2 .

Для после­дую­щих вре­мен мы, преж­де все­го, име­ем свиде­тель­ства Плу­тар­ха, гла­ся­щие, что Катон нико­гда не пла­тил за рабов доро­же 1 500 драхм 3 , при этом он имел в виду рабов здо­ро­вых, год­ных к рабо­те, спо­соб­ных управ­лять вола­ми и ходить за с. 353 лошадь­ми. Но Плу­тарх, веро­ят­но, заме­нил драх­мой дена­рий 4 , сто­и­мость кото­ро­го в совре­мен­ную ему эпо­ху при­бли­зи­тель­но рав­ня­лась сто­и­мо­сти драх­мы, но была ниже в пери­од Рес­пуб­ли­ки. Мож­но даже пред­по­ла­гать, что цена этих рабов не дости­га­ла это­го мак­си­маль­но­го пре­де­ла. В самом деле, пере­да­ют, что Катон в быт­ность свою цен­зо­ром оце­нил рабов в десять раз выше их дей­ст­ви­тель­ной сто­и­мо­сти, чтобы обло­жить нало­гом в 3 асса за тыся­чу тех рабов, кото­рые были моло­же два­дца­ти лет и сто­и­ли выше 10 тысяч ассов (око­ло 310 руб­лей золо­том), что в пере­во­де на гре­че­ские день­ги соста­вит немно­гим менее 900 драхм 5 . Этим меро­при­я­ти­ем Катон хотел уда­рить не по тру­ду, а по рос­ко­ши. Весь­ма веро­ят­но, что цены, уста­нов­лен­ные им в сво­ем законе, пре­вы­ша­ли обыч­ные цены на сель­ских рабов. Закон Като­на в то же вре­мя свиде­тель­ст­ву­ет и о том, что жаж­да рос­ко­ши зна­чи­тель­но под­ня­ла цены на рабов, необ­хо­ди­мых для удо­вле­тво­ре­ния порож­ден­ных ею потреб­но­стей. Комедии Плав­та мог­ли бы пред­ста­вить это­му дока­за­тель­ства. Тем не менее эти­ми тек­ста­ми сле­ду­ет поль­зо­вать­ся с извест­ной осто­рож­но­стью, и не пото­му имен­но, что Плавт под­ра­жа­ет гре­кам, — ведь новая комедия появи­лась при­бли­зи­тель­но за пол­ве­ка до него, и рабы этой кате­го­рии не мог­ли сто­ить в Гре­ции доро­же, чем в Риме. Кро­ме того, Плавт очень сво­бо­ден в сво­их под­ра­жа­ни­ях; он без вся­ко­го стес­не­ния вво­дит рим­ские нра­вы в чисто гре­че­ские сце­ны. Что же каса­ет­ся цифр, обо­зна­чаю­щих цены рабов, то он не счи­тал необ­хо­ди­мым при­дер­жи­вать­ся рыноч­ных цен, суще­ст­во­вав­ших в то вре­мя в Риме или в ином каком-нибудь месте. Об этом мож­но судить по тому раз­но­об­ра­зию, кото­рое они пред­став­ля­ют. В комедии « Плен­ни­ки » похи­щен­ный ребе­нок был про­дан за 6 мин; в дру­гом месте две малень­кие девоч­ки — одна четы­рех, дру­гая пяти лет — были отда­ны вме­сте с их кор­ми­ли­цей за 18 мин, но без гаран­тии 6 . Моло­дая девуш­ка куп­ле­на за 20 мин; за дру­гую запла­ти­ли 20 мин и пере­про­да­ли за 30 мин 7 ; тако­ва же и цена любов­ни­цы Фило­ма­ха в « При­виде­нии » 8 . Еще дру­гая, за кото­рую про­си­ли то 30 мин, то один талант, была уступ­ле­на по пер­вой цене с над­бав­кой в 10 мин за ее пла­тья и укра­ше­ния 9 . Во вре­мя коми­че­ско­го тор­га меж­ду отцом и сыном из-за рабы­ни, кото­рой и тот и дру­гой доби­ва­лись, не смея в том при­знать­ся друг дру­гу, цена ее с 30 мин под­ня­лась до 50, при­чем отец уве­рял, что не отка­жет­ся от нее, даже если цена ей будет 100 мин (око­ло 3 500 руб­лей золо­том) 10 . Одна плен­ни­ца куп­ле­на за 40 мин, арфист­ка — за 50 11 (сле­ду­ет доба­вить, что ее купил ее любов­ник). Нако­нец, моло­дая девуш­ка, выда­ва­е­мая за плен­ни­цу и отли­чав­ша­я­ся гра­ци­ей и умом, была куп­ле­на за 60 мин содер­жа­те­лем пуб­лич­но­го дома, счи­тав­шим, что он таким путем обес­пе­чил свое состо­я­ние 12 . Это раз­но­об­ра­зие цен и их повы­ше­ние мог­ли, без сомне­ния, встре­чать­ся и в дей­ст­ви­тель­ной жиз­ни, подоб­но тому как мы видим это на сцене для рабов этой кате­го­рии. Но есть и дру­гие при­ме­ры, поз­во­ля­ю­щие нам ули­чить поэта в явном пре­уве­ли­че­нии. Фило­крат, плен­ный раб, уез­жая для выпол­не­ния воз­ло­жен­но­го на него пору­че­ния, дол­жен оста­вить залог в 20 мин; слу­га Демо­на с. 354 полу­ча­ет сво­бо­ду за 30 мин, при­чи­тав­ши­е­ся ему за откры­тие шка­тул­ки в « Кана­те » 13 . Нако­нец, два пова­ра в « Кла­де » оце­ни­ва­ют себя не мень­ше чем в один талант за обо­их 14 ; повар, как нам извест­но из гре­че­ских комедий, был пре­иму­ще­ст­вен­но фан­фа­ро­ном (хва­сту­ном), ἀλαονι­κός . Ино­гда эта сум­ма назы­ва­лась с извест­ным оттен­ком пре­зре­ния: « За талант я не куп­лю ведь милет­ско­го Фале­са! » 15 Одна заслу­жен­ная кур­ти­зан­ка не хочет отда­вать свою дочь мень­ше чем за два талан­та, или за 20 мин в год. Прав­да, за эту цену она пред­ла­га­ет в виде гаран­тии сде­лать всех рабов в доме евну­ха­ми:

Но в ско­ром вре­ме­ни самые высо­кие цены Плав­та были пре­взой­де­ны. Жела­ли иметь не толь­ко кра­си­вых рабов, жела­ли иметь рабов, про­ис­хо­див­ших от наро­да, извест­но­го сво­ей при­вет­ли­во­стью и весе­лым нра­вом, — из Гре­ции и Алек­сан­дрии. Прав­да, с тех пор как эти стра­ны были пре­вра­ще­ны в про­вин­ции, ста­ло труд­нее полу­чать рабов оттуда, но жаж­да рос­ко­ши, более силь­ная, чем все направ­лен­ные про­тив нее зако­ны, овла­де­ла всей зна­тью. Ее при­чуд­ли­вые фан­та­зии, став­шие более тре­бо­ва­тель­ны­ми и мно­го­чис­лен­ны­ми, под­ня­ли, само собой разу­ме­ет­ся, цены на подоб­но­го рода рабов. Уже Катон него­до­вал на то, что за кра­си­во­го слу­гу пла­ти­ли доро­же, чем за уча­сток зем­ли 17 . Мар­ци­ал упо­ми­на­ет о целых наслед­ствах, истра­чен­ных на покуп­ку жен­щин и под­рост­ков, за кото­рых пла­ти­ли по 100 тысяч сестер­ций 18 . Пли­ний при­во­дит очень харак­тер­ный при­мер такой про­да­жи, назы­вая име­на про­дав­ца и поку­па­те­ля 19 .

Рим­лян тол­ка­ла на эту рас­то­чи­тель­ность не толь­ко пого­ня за чув­ст­вен­ны­ми удо­воль­ст­ви­я­ми, но и умст­вен­ные запро­сы, инте­рес к лите­ра­ту­ре и искус­ству: это были бла­го­род­ные пло­ды циви­ли­за­ции, сво­бод­но созре­вав­шие под солн­цем Элла­ды, но в Риме пока еще тре­бо­ва­лось посто­ян­ное руко­вод­ство ино­стран­цев для заня­тия ими. Впро­чем, знат­ные лица ино­гда счи­та­ли ниже сво­его досто­ин­ства зани­мать­ся эти­ми искус­ства­ми лич­но, пола­гая, что име­ют пол­ное пра­во заста­вить их слу­жить себе за день­ги. Тор­гов­цы вся­че­ски ста­ра­лись удо­вле­тво­рить эти потреб­но­сти: с этой целью они пору­ча­ли вос­пи­ты­вать для себя лите­ра­то­ров и худож­ни­ков. В чис­ле их было мно­го и никуда негод­ных пев­цов и грам­ма­ти­ков, такой « шуше­ры » , как певец, про­дан­ный вме­сте с Эзо­пом за тыся­чу обо­лов, и тот грам­ма­тик, за кото­ро­го запла­ти­ли 3 тыся­чи обо­лов, или пять мин. Но не все­гда мож­но было най­ти таких рабов, каких хоте­ли, а обу­че­ние их сто­и­ло очень доро­го. Это под­твер­жда­ет­ся при­ме­ром Саби­на, о кото­ром нам толь­ко что рас­ска­зы­вал Сене­ка и кото­рый, чтобы иметь сво­его раба « Гоме­ра » , сво­его раба « Геси­о­да » и сво­его раба « Пин­да­ра » , дол­жен был запла­тить по 100 тысяч сестер­ций за каж­до­го. Еще доро­же пла­ти­ли за то, чтобы вла­деть рабом, полу­чив­шим уже извест­ность. Квинт Лута­ций Катул купил Даф­ни­са за 700 или 800 тысяч сестер­ций — дока­за­тель­ство ува­же­ния и богат­ства. Он оста­вил за собой толь­ко пра­во патро­на­та и пра­во, пере­дать ему свое имя — Лута­ций Даф­нис 20 .

с. 355 Итак, в этой сфе­ре мы не можем уста­но­вить ника­ких пре­дель­ных норм, а сле­до­ва­тель­но, и сред­них дан­ных. Одна­ко же в дру­гих слу­ча­ях встре­ча­ют­ся оцен­ки более уме­рен­ные, и пото­му они могут казать­ся более обыч­ны­ми; но они тем более опас­ны; поэто­му имен­но здесь кри­ти­ка долж­на при­нять во вни­ма­ние все обсто­я­тель­ства, чтобы не заблудить­ся в лаби­рин­те лож­ной индук­ции. Так, оце­ни­вая раба-рыба­ка в 6 тысяч сестер­ций, ссы­ла­ют­ся на Юве­на­ла: это сто­и­мость рыбы пал­ту­са (тюр­бо), кото­рую автор сде­лал столь про­слав­лен­ной. Прав­да, он при­бав­ля­ет: « …Может быть, было б дешев­ле купить рыба­ка само­го, чем эту самую рыбу » 21 . Но, в самом деле, мож­но ли счи­тать эту оцен­ку в 6 тысяч сестер­ций общей для всех рыба­ков? Конеч­но, нет, так же как нель­зя при­пи­сы­вать Пли­нию подоб­ную же оцен­ку преж­не­го раба-ору­же­нос­ца лишь пото­му, что он утвер­жда­ет, что в его вре­мя соло­вьи сто­ят доро­же, при­бав­ляя при этом, что за одно­го из них было запла­че­но 6 тысяч сестер­ций 22 . Эти тек­сты сами по себе не име­ют тако­го зна­че­ния. И во всех этих слу­ча­ях сле­ду­ет осте­ре­гать­ся делать слиш­ком поспеш­ные заклю­че­ния от част­но­го к обще­му. Кому при­дет в голо­ву опре­де­лять обыч­ную цену гла­ди­а­то­ров на осно­ва­нии свиде­тель­ства Све­то­ния, что одна­жды за Сатур­ни­ном оста­ви­ли 30 гла­ди­а­то­ров за 9 мил­ли­о­нов сестер­ций? Так как доб­рый пре­тор заснул во вре­мя про­да­жи рабов, то Кали­гу­ла ради заба­вы при­ни­мал пока­чи­ва­ние его голо­вы за изъ­яв­ле­ние согла­сия на над­бав­ку 23 . Оце­ни­вая хоро­ше­го раба-вино­гра­да­ря в 8 тысяч сестер­ций, ссы­ла­ют­ся на более серь­ез­ное свиде­тель­ство Колу­мел­лы. Он начи­на­ет с утвер­жде­ния, что, как пра­ви­ло, вино­гра­да­рей выби­ра­ют сре­ди самых деше­вых рабов, но что он, напро­тив, отно­сит их к самым цен­ным; что он не счи­та­ет цену слиш­ком высо­кой, если он запла­тит за хоро­ше­го вино­гра­да­ря 8 тысяч сестер­ций, — столь­ко же, сколь­ко за 7 юге­ров вино­град­ни­ка 24 . Это, если мож­но так выра­зить­ся, ско­рее цена про­из­воль­ная, чем насто­я­щая оцен­ка; она не дает ника­ких ука­за­ний для нуж­ных вычис­ле­ний.

Но име­ет­ся целый ряд дру­гих оце­нок, не вызы­ваю­щих подоб­ных сомне­ний. Мар­ци­ал, рас­ска­зы­вая о про­да­же одной жен­щи­ны, гово­рит, что если бы тор­го­вец не допу­стил неко­то­рой оплош­но­сти, то за нее мог­ли бы дать 600 дена­ри­ев 25 ; в дру­гом месте речь идет о рабе, куп­лен­ном за 1 300 дена­ри­ев 26 . Один отры­вок Пет­ро­ния, при­во­ди­мый, как и преды­ду­щий, Дюро-де-ла-Мал­лем, име­ет, как мне кажет­ся, более общее зна­че­ние и более широ­кое при­ме­не­ние. Тыся­ча дена­ри­ев обе­ща­ет­ся тому, кто при­ведет или ука­жет место­пре­бы­ва­ние бег­ло­го раба 27 . Это, конеч­но, про­стое воз­на­граж­де­ние, а не цена раба, а Дюро-де-ла-Малль пред­по­ла­га­ет, что воз­на­граж­де­ние долж­но быть ниже цены раба, чтобы его хозя­ин был заин­те­ре­со­ван в воз­вра­ще­нии сво­его невер­но­го слу­ги. Но не сле­ду­ет забы­вать, что он мог быть вдвойне заин­те­ре­со­ван. Бег­лый раб пред­став­лял для него свою лич­ную сто­и­мость, а кро­ме того, воз­на­граж­де­ние, кото­рое мож­но было тре­бо­вать с того, кто его при­ютил: вспом­ним ост­ро­ум­ный ком­мен­та­рий Летрон­на к алек­сан­дрий­ско­му объ­яв­ле­нию, касаю­ще­му­ся бежав­ше­го раба 28 . с. 356 Рим во все эпо­хи нала­гал на укры­ва­те­лей подоб­но­го рода штра­фы: закон Кон­стан­ти­на при­суж­да­ет их к упла­те двой­ной сто­и­мо­сти раба, поэто­му гос­по­дин вполне мог обе­щать экви­ва­лент насто­я­щей сто­и­мо­сти тому, кто доне­сет. Я знаю, что в дан­ном слу­чае не дела­ет­ся раз­ли­чия меж­ду обрат­ным при­во­дом и доно­сом: это про­стой слу­чай иска о взыс­ка­нии убыт­ков. Но, с дру­гой сто­ро­ны, заме­тим, что речь идет о рабе для рос­ко­ши, о моло­дом кра­си­вом рабе 29 . Чтобы полу­чить его обрат­но, гос­по­дин не оста­но­вит­ся перед упла­той пол­ной сто­и­мо­сти; а в том слу­чае, если бы он сто­ил боль­ше, то сум­ма, пред­ло­жен­ная тому, кто его вернет, мог­ла быть не мень­ше сто­и­мо­сти более про­стых рабов. Оцен­ка, дан­ная Гора­ци­ем в выше­при­веден­ном отрыв­ке, отно­сит­ся к рабу той же кате­го­рии. Он молод, кра­сив, обра­зо­ван, скро­мен и, несмот­ря на это, скло­нен к побе­гам; но недо­ста­ток, объ­яв­лен­ный без пре­до­став­ле­ния гаран­тии, так лов­ко мас­ки­ру­ет­ся похва­ла­ми, что поку­па­тель дума­ет, что он совер­шил выгод­ную сдел­ку, купив его за 8 тысяч сестер­ций. Цена более высо­кая, чем в преды­ду­щем слу­чае, но это не долж­но нико­го удив­лять, так как для этой груп­пы слуг при­хо­дит­ся допу­стить повы­ше­ние сред­ней сто­и­мо­сти.

Эти цены и цены близ­кие им встре­ча­ют­ся так­же в неко­то­рых над­пи­сях. Обы­чай осво­бож­дать рабов под видом про­да­жи их боже­ству про­дол­жал­ся в Гре­ции вплоть до эпо­хи рим­ско­го вла­ды­че­ства. Не гово­ря уже о ценах, кото­рые на осно­ва­нии одно­го лишь посте­пен­но­го повы­ше­ния мож­но отне­сти к дан­ной эпо­хе (10, 15 и 20 мин), есть и дру­гие пока­за­те­ли, кото­рые опре­де­ля­ют эпо­ху той валю­той, в кото­рой они выра­же­ны, и тем видом монет, в кото­рых они обо­зна­че­ны. Так, в Тифо­рее мы нахо­дим рабу, оце­нен­ную в тыся­чу дена­ри­ев, а в дру­гой над­пи­си — двух жен­щин, выкуп­лен­ных вме­сте за 3 тыся­чи дена­ри­ев 30 . Этот выкуп, как мы виде­ли, дан­ный при посред­ни­че­стве бога, пред­став­лял собой сто­и­мость раба; и цена долж­на была быть более или менее оди­на­ко­вой в Риме и в Гре­ции для одной и той же эпо­хи.

Сколько стоили рабы в древности

Эля древнего Рима и других государств той эпохи труд рабов был очень важен для экономики и социальной сферы. Это было нормальным явлением для всего Средиземноморья и других эллинских земель на востоке, но не было так важно, как для Рима. Укрепив своё господство на землях Италии и на Сицилии, римляне стали завоёвывать другие земли Западной Европы. Миллионы рабов были отправлены в Рим и его колонии.

Рабы обслуживали дома римских граждан в городах, но особенно их много было в сельской местности. Они работали на многочисленных плантациях по всей империи. В связи с большими завоеваниями римлян в Карфагене, Македонии, Греции в III и во II веках до нашей эры случилось так, что владение рабами, которое раньше было привилегией элиты и считалось роскошью, стало социальной и политической необходимостью для развития Республики.

Прибывающих рабов в империю становилось всё больше

Власть богатела, но в конечном итоге это привело дестабилизации непрочной классовой системы Рима. Небольшие земельные хозяйства были поглощены владельцами огромных плантаций. Этими плантаторами являлись представители элитной власти. Дешёвые рабы вытеснили простых граждан с рабочих мест, лишив их заработка. В Римской империи появилась огромная армия безработных. Наступила настоящая эпидемия безработицы. Это оказало большое разрушающее воздействие на социальную сферу, что в конечном итоге привело к развалу республики. Разногласия между сенаторами и народом всё нарастали. Хотя, несмотря на то, что к падению Рима привело ещё несколько факторов, рабство сыграло в этом немалую роль.

В государстве начали бунтовать бедные граждане, собираясь толпами. В это же время рабы тоже начали восставать. Во II и I веках до нашей эры прошли три крупных восстания рабов, которые можно назвать войнами. Самое известное из них было под предводительством Спартака в I веке до нашей эры. Это показало, что система рабовладения стала разрушительной для социальной сферы. К окончанию этих войн, стало понятно, что рабы составляют значительную часть населения Рима. Их было чуть больше, чем вольноотпущенных неграждан, примерно около сорока процентов. Триста – триста пятьдесят человек являлись рабами. В то время в Риме проживало около девятисот тысяч. Но в дальних провинциях рабов было значительно меньше, около десяти процентов. А в Пергаме, что находился на западном побережье современной Турции, рабов было около сорока тысяч человек, примерно одна треть населения. В самый расцвет Римской империи, по некоторым подсчётам, количество рабов составляло десять миллионов. Это было шестой частью всего населения.

Римляне приобретали рабов исходя из нужд

Их не выбирали по этническому или территориальному признаку. Для римлян это не имело никакого значения. Большая часть рабов попала в плен в результате многочисленных войн. Чем больше побед – тем больше рабов. Нет никаких документов о том, чтобы римляне предпочитали рабов какой-либо расы или местности. Единственное, кем не должен быть раб, это римлянином. Начиная с середины и до падения, в Риме исключительным статусом было только римское гражданство. Гражданство рабов не играло никакой роли. Основная масса рабов была из италийских племён, которые проживали в Карфагене, Греции, Македонии, Галлии. Все восточные провинции были наполнены этими рабами. Римлянами всё время пополнялся запас дешёвой рабочей силы для обслуживания, и легионеры постоянно обеспечивали приток её.

Сохранились некоторые документы, которые свидетельствуют о том, что в 168 году до нашей эры в рабство римлянам попали сто пятьдесят тысяч человек из Эпира. А когда Юлий Цезарь завоевал Галлию, то в рабство попало около полумиллиона человек. Этническая принадлежность никак не влияла на то, будет ли пленник рабом. Но для использования рабов всё же это было важно. От этнической принадлежности часто зависела исполняемая ими работа.

Каждая новая победа приносила новый приток людей из разных стран. Галлы, германцы и другие варвары обладали большой физической силой и выносливостью. Их использовали на тяжёлых работах. Из них делали и гладиаторов. Также представители этих племён работали в горных рудниках, сельском хозяйстве, строительстве зданий.

Греки считались очень ценными рабами. Они были культурными и утончёнными. Их использовали как учителей молодых римлян. Знания греков в области медицины высоко ценились. Домашними рабами в Риме в основном были выходцы из восточных стран. А представители Африки и Западной Европы использовались в качестве грубой физической силы.

Обращение с рабами в Риме было разным

Часто это зависело от обстоятельств. Рабы, которые работали в шахтах, на строительстве и в полях, стоили дёшево и их легко можно было заменить. Поэтому их почти не лечили. Домашние рабы стоили дорого. Некоторые из них становились чуть ли не членами семьи. В некоторых древних гробницах найдены слова благодарности таким домашним рабам. Некоторые из них жили, если можно так сказать, свободной жизнью. Они могли передвигаться свободно. А другие – жили в жесточайших условиях. Они становились жертвами прихотей хозяев. Рабы считались собственностью, как вещи или сельскохозяйственные орудия.

Некоторые из рабов были довольно дорогими. Когда Римом правил Август, раб-мужчина стоил пятьсот динариев. Женщины ценились больше. Некоторых из них продавали за шесть тысяч динариев. В Помпеях сохранились такие ценники. Римлянам выгодно было лечить своих рабов, так как покупка новых обходилась гораздо дороже. Даже потеря гладиатора становилась настоящей катастрофой. Их лечили от полученных травм и ранений. Гладиаторы были на вес золота. Их строго охраняли. Для этого тоже требовались деньги. Но победа гладиатора приносила некоторым владельцам баснословное богатство. К таким бойцам относились лучше всего.

Бывало и так, что рабами становились и сами римляне. Это случалось, когда римлянин не мог погасить свои долги или заплатить за аренду. В Риме было множество законов относительно рабства. Они часто подвергались изменениям. Сначала рабы не имели никаких прав и зависели только от прихоти владельца. Но позднее им разрешили выступать в судах как свидетелям. Иногда рабов освобождали их хозяева, например, за хорошую службу. Некоторые из рабов могли выкупить себя, откладывая деньги от подачек. По закону владелец не имел права убивать или уродовать своего раба, но на практике почти никто не соблюдал этот закон. Только с усилением влияния Христианской Церкви, рабство было преобразовано.

Цена наслаждения: сколько стоил секс в Античности

Мы уже рассказывали о том, почему слава погребенных Везувием римских Помпей как «города блуда» — миф. Однако сказать, что в древнем городе не было продажной любви — значит тоже соврать. Поэтому разбираемся, сколько стоили услуги помпейской проститутки, какие цены были по Риму и Греции — и на что можно было потратить эти деньги вместо секса.

Стены публичного дома в Помпеях полны надписей, сделанных посетителями. Мужчины сообщают о своем посещении заведения, называют имена местных нимф и делятся впечатлениями. Некоторые надписи содержат стоимость услуг.

Попробуем на основании античной эпиграфики и литературы разобраться, сколько стоила продажная любовь в Древнем Риме.

Начнем с граффи́то (выцарапанной на стене надписи) из лупанара (борделя) Помпеев, в котором его автор кратко резюмирует, что хорошо «провел время» с некоей Дравкой за денарий. Денарий — это много или мало?

Сколько стоил визит к даме

Античная письменная литература и эпиграфический материал дают довольно много информации о ценах в древнеримском мире, включая и стоимость услуг проституток.

Однако не каждое сообщение о цене за женщину стоит принимать всерьез. Древний Рим — мужской мир, и цена, по их мнению, есть почти у каждой женщины, даже если она не продается.

Прозвище патрицианки Клодии Метеллы — Квадрантария — означает довольно обидную цену в квадрант, четверть асса (очень мелкая монетка), за секс с ней. В данном случае вряд ли эту «цену» стоит принимать за правду — таким образом общество отмечало весьма свободный образ жизни Клодии, одновременно его осуждая. Упоминание об этом есть, например, у Плутарха (Цицерон, 29), где история о плате в несколько квадрантов преподносится как слух.

Другая крайность — невероятные пятизначные суммы за встречу с дамой. Например, 20 тысяч денариев просит Галла в эпиграмме римского поэта Марциала (X. 75). Они не могут служить для нас примером адекватной платы за услуги проститутки, поскольку контекст таких упоминаний обычно говорит сам за себя: это не стандартная оплата, а нечто особенное. Например, заведомо высокая цена может быть обусловлена нежеланием встречи с конкретным мужчиной.

Налог на проституцию в Древнем Риме впервые ввел император Калигула в первой половине I века н. э. Размер его составлял «цену одного сношения» (Светоний. Калигула. 40).

То есть для каждой работницы этой отрасли городские чиновники — эдилы — устанавливали свою таксу. Немного проясняет картину цен Пальмирский таможенный тариф — документ 137 года, который регламентировал размеры пошлинного сбора за ввоз, вывоз и продажу определенных товаров, а также регулировал взыскание пошлин с ремесленников и тех, чей промысел приравнивался к ремеслу (например, соледобытчики и проститутки). Как пример текст тарифа упоминает три варианта цен на услуги проституток — денарий (16 ассов), 8 ассов и 6 ассов. Можно предположить, что это средний разброс цен в Пальмире.

Из надписей в том же лупанаре в Помпеях, откуда происходит граффито, с которого началось наше расследование, известны еще более низкие ставки, чем следует из пальмирского тарифа. Некоторые из надписей уточняют, за что: 2 асса за фелляцию.

Уже упоминавшийся Марциал в другой эпиграмме (II. 53) перечисляет сопутствующие жизни столичного нищеброда «радости»: неудобное жилье в мансардах домов, дешевые вино, посуда и одежда, а также проститутки за 2 асса:

«Ма́ксим, хочешь ты быть независимым? Лжешь ты: не хочешь!
Но если хочешь, то что ж? Этого можно достичь:
Ты независим, коль ты в гостях не обедаешь, Ма́ксим,
И утоляешь свою жажду ты вейским вином,
Коль тебе блюда смешны золоченые жалкого Цинны,
Коль обойдешься такой тогой, какая у нас,
Если ты за два гроша получаешь доступные ласки,
Если под кровлю свою можешь, нагнувшись, входить.
Если ты волей такой обладаешь и силою духа,
То независимей ты будешь парфянских царей».

Перевод Ф. А. Петровского

Из всего вышеперечисленного становится понятно, что диапазон цен на услуги продажных женщин в Римской империи был не слишком велик — от 2 до 16 ассов. Стало быть, Дравка из помпейского борделя брала по верхней границе стандартной таксы обычной проститутки.

Тем не менее еще пара надписей из Помпеев рассказывает о девушках, стоивших и по 32 асса, то есть два денария. Очевидно, далеко не каждая работница этой сферы могла рассчитывать на подобную ставку.

Античные цены: что дают за 1 асс

Теперь давайте прикинем, насколько дорого стоила Дравка относительно древнеримских потребительских цен.

Меньше асса стоил вход в термы. В эту цену не входило ничего, все дополнительные услуги оплачивались отдельно.

1 асс. За эту цену можно было снять на вечер комнатушку для любовных забав без оплаты услуг проститутки. (Петроний. Сатирикон. 8). Можно было купить миску дешевой еды из бобовых (Марциал. I. 103) или пол-литра плохого вина (надпись на стене таверны из Помпеев, CIL IV, 1679).

2 асса. Столько стоила половина литра вина получше грошового пойла или буханка хлеба (известно из помпейских надписей). По словам Сенеки, столько стоил ужин бедняка (18. 7).

4 асса. Пол-литра фалернского вина — хорошего и дорогого.

5 ассов. Надпись из Эзернии, переданная в форме диалога трактирщицы и посетителя, включает в эту сумму вино и еду для путешественника и сена для его мула на 2 асса.

При Юлии Цезаре (I век до н. э.), по словам Светония (38. 2), аренда жилья в Риме стоила до 20 ассов в день, а в провинциальной Италии — 4–5 ассов.

Сколько можно было заработать в день

К сожалению, у нас крайне мало данных о прожиточном минимуме и дневном заработке древних римлян.

В надписи на стене в помпейской пекарне среди цен на разные продукты указан дневной заработок (возможно, пекаря) — 5 ассов. Правда, эта цифра нам не дает понимания о регулярности такого дохода.

Другое граффито — на этот раз из Геркуланума (CIL IV, 10606) — сообщает, что очистка выгребной ямы стоит 11 ассов. Работа грязная и нерегулярная, обычно ее проделывали специальные люди — стеркорарии, вывозившие содержимое туалетов горожан за черту города.

Легионер, по словам Тацита (I. 17), получал 10 ассов в день, «на них же приходится покупать оружие, одежду, палатки, ими же откупаться от свирепости центурионов, ими же покупать у них освобождение от работ». Преторианцы — солдаты гвардии — получали побольще: 2 денария, то есть 32 асса. Однако на упомянутые у Тацита вычеты могло уходить до двух третей (а то и больше) жалования, оставляя солдату на день довольно скромную сумму.

Из этого следует, что зарабатывать в день менее 10 ассов в провинции, не говоря уже о столице, означало жить весьма бедно. Надо учитывать, что у большинства мужчин имелись иждивенцы, и этой суммы явно хватит только на оплату жилья и еды.

Если же присовокупить и другие стандартные житейские расходы — одежду, например, или бытовые услуги (термы, парикмахерская, прачечная и т. п.), выходит и вовсе печальная картина: на визит к девушке, которая стоит денарий, пришлось бы копить какое-то время.

Значит, помпейская проститутка Дравка брала недешево, но стоимость услуг оправдывало качество: автор «царапки» сообщил: bene futuit («хорошо потрахался»).

Студенческие цены: заработок проституток в Древней Греции

В отличие от римской литературы греческая имеет много примеров упоминания стоимости услуг продажных женщин. В «Пире мудрецов» древнегреческого писателя Афинея из Навкратиса (рубеж II–III веков н. э.) участники пирушки-симпосия живо обсуждают гетер: их внешность, умения, манеры, цены и прочее.

Оказывается, афинский законодатель Солон (VII–VI века до н. э.), «наблюдая неодолимый зуд, охвативший юношество, первым учредил публичные дома и накупил для них девок». И цену установил весьма демократичную: «Открыта дверь, за вход — обол, запрыгивай!»

Кстати, Солон же первым и установил налог на проституцию, равный сумме, которую женщина брала за визит к ней. Как и много позднее в Римской империи, списком городских проституток, определением размера налога и его сбором в Афинах занимались городские чиновники — агораномы или астиномы. Часто сбор отдавался на откуп — за определенную сумму в пользу города независимые сборщики брали на себя учет продажных женщин и взимание с них налога.

В комедии «Льстец» у Менандра (IV век до н. э.) некий сводник рассуждает о запросах одной из своих работниц (128–130):

«Она одна брала
Три мины за день с этого наемника —
Цена десятерная!»

3 мины — это 300 драхм, или 1800 оболов. Значит, по мнению сводника, адекватная цена за день с его подопечной — 30 драхм, или 180 оболов.

Разброс цен на услуги куртизанок в «Диалогах гетер» Лукиана — римского автора II века н. э. — довольно велик: 5 драхм, 10 драхм/мина, талант, два таланта. Тут же девушки и женщины обсуждают и подарки поклонников: сандалии из Сикиона — 2 драхмы, сирийский алебастровый сосуд с духами из Финикии — тоже 2 драхмы, еды на 5 драхм.

То есть в среднем визит к обычной проститутке обходился древнему греку в среднем от одного обола до целой драхмы (6 оболов). Суммы выше могли указывать на особенные запросы посетителя или более высокую ступень в «табели о рангах» — не уличную проститутку или девушку из борделя, а барышню, которая принимала на дому или выезжала на пирушки. Последние обычно имели постоянную клиентуру и ценились дороже бордельных дам.

Еще выше стояли так называемые гетеры — «подруги», в их «арсенал» помимо любовного мастерства входило хорошее образование и умение вести (а то и направлять) беседу с мужчинами.

Конечно, такой контингент требовал за свои услуги цены много выше средних, а сверх денег еще и подарки: украшения, дорогие предметы быта, ткани или одежду.

По надписям V века до н. э., относящимся к эпохе строительства зданий на Акрополе и в Элевсине, можно примерно прикинуть заработки местных ремесленников. Например, за изготовление фигур для знаменитого фриза Парфенона скульптор получал 60 драхм, столяр за лепку восковой модели украшений потолков — 8 драхм, бригада мастеров за каннелирование (устройство желобков) одной колонны — около 350 драхм.

Чернорабочие поденщики (рабы и метеки) получали от одной до полутора драхм за день фактической работы. А вот архитектор, надзирающий за строительством, получал 1–2 драхмы в день вне зависимости от конкретных работ как постоянное жалование.

В то же время в «Афинской политии» древнегреческого философа Аристотеля (IV век до н. э.) можно найти сведения об оплате государственных должностей, а также посещения горожанами народных собраний. Акт гражданского самосознания на рубеже V–IV веков до н. э. оценивался в один обол, затем в два, в три, а позднее в одну драхму, то есть 6 оболов. Конечно, народные собрания были не каждый день, а всего четыре раза в месяц (за одно в месяц — главное — платили 9 оболов), так что доходом стать плата за их посещение не могла.

Члены афинского Совета получали по пять оболов, а те из них, кто исполнял обязанности пританов, — дополнительно еще один обол на питание (для обедов пританов организовывался общий стол в административном здании). Девять архонтов (высших должностных лиц в Афинах) из состава Совета сверх стандартной платы получали еще 4 обола на питание и на эти деньги кормили глашатая и флейтиста. Судьи получали жалование в размере 1 обола в день при Перикле, а позже, после 428 года до н. э., Кимон повысил его до трех оболов.

На содержание эфебов — молодых людей в возрасте 18–20 лет, несших воинскую службу, — государство выдавало 4 обола в день.

Однако на руки эфебы их не получали, деньги шли их руководителю, который закупал продовольствие для общего стола и вообще тратил их на нужды юношей.

Малоимущим были положены «зрелищные деньги» — два обола из специальной городской казны — теорикона на посещение театра. Иногда так называемые раздачи «зрелищных денег» брали на себя богачи. Они выдавали из собственных средств беднякам деньги на посещение театра. Сумма эта обычно составляла 2–3 обола, примерно столько стоил вход в театр.

Поскольку греческие монеты имели хождение и после завоевания Греции Римской империей во II веке до н. э., мы можем сравнить примерные расходы древних греков и римлян на услуги женщин низкой социальной ответственности. Аттическая драхма (6 оболов) при традиционном обменном курсе равна одному денарию (то есть сначала 10, а потом 16 ассам).

Следовательно, требования работниц сексуального фронта в Древней Греции и Древнем Риме были примерно одинаковы и одинаково невысоки.

Источники:

http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1437172385
http://history-doc.ru/skolko-stoili-raby-v-drevnosti/
http://knife.media/antique-prostitution-prices/

Читать еще:  Помогает ли сода от муравьев
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector