4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Троица феофан грек краткое описание

Фрески «Троица» Феофана Грека и Андрея Рублева (описание)

Древнерусское искусство, унаследовавшее каноны написания Ветхозаветной Троицы от Византии, созда­ло образы огромной художественной глубины и духов­ной силы.

Среди них заметное место принадлежит фреске Фе­офана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде.

Перед нами три ангела, сидящие за нехитрой трапе­зой. Один из них, изображённый в центре, как бы осе­няет двух других ангелов, сидящих по сторонам. Сред­ний ангел отличается величием и силой. На нимбе, что окружает его голову, знаки — три греческие буквы, го­ворящие всем, кто смотрит на изображение: «Это само Божество, Бог Сын». Ангелы слева и справа занимают как бы подчинённое положение.

Под сенью широко распростёртых мощных крыл они покорно и смиренно склонили свои головы пе­ред высшим Божеством. Они слуги, исполнители его воли.

Подобное изображение не противоречило канониче­скому пониманию библейской легенды. В своей фреске Феофан Грек ещё раз говорил людям о необходимости подчиняться Провидению, учил молчаливой покорно­сти судьбе.

Иной смысл вложил в этот сюжет Андрей Рублёв в знаменитой «Троице». Не иллюстрацию события, рассказанного в Библии, не внешнее действие в его бы­товых подробностях пишет художник, а глубочайшее по мысли произведение, в котором воплощает идею, близкую и понятную не только современникам, но и последующим поколениям.

Три лица, три ангела. Но Бог един. Как осознать это человеку? Это так же трудно, как понять идею о бесконечности простран­ства или вечности бытия. Создавая икону, Андрей Ру­блёв знал: в ней ничего не будет отвлекать от главного. Он оставил лишь самые необ­ходимые приметы библей­ской легенды: дом Авраама слева, Мамврийское древо, го­ру, чашу — знак жертвы Ав­раама. Не станет художник изображать подробности го­степриимства Авраама, его домашние и обыденные хло­поты. Он покажет Троицу — образ единства и жертвенной любви.

Светится золотом образ вечного, несотворенного света, сияют нимбы вокруг голов ангелов. В руках каждого из них — посох странника (знак силы). Они склонили свои головы, а крылья, соприкасаясь друг с другом в лёгких волнообразных движениях, как бы перетекают одно в другое.

Чем заняты три крылатых юноши? Вкушают под­несённую им пищу. А может быть, просто ведут ти­хую беседу? Один повелительно говорит, другой покор­но внимает, а третий смиренно, в знак согласия, скло­няет голову. Несомненно, здесь есть и то и другое.

Вглядитесь в их лица. Они нераздельны и едины, но у каждого из ангелов своё действие, своё бытие, своё предназначение. Левый ангел — образ Отца, Творца мира. Его волей была создана Вселенная, а потому по­зади него изображены не просто палаты Авраама, а Дом, Храм Вселенной. Его лицу придана большая твёрдость и воля. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Средний ангел обращён к правому, но его слегка на­клонённая голова повёрнута к Отцу. Это Сын, тот, ко­му предстоит воплотиться в человеческом образе Хри­ста и жертвенной смертью искупить грехи людские. Его легко можно узнать по багряному хитону с широ­кой полосой (клавом) на плече. Этим царственным зна­ком в живописи обозначалась только одежда Иисуса Христа. В его задумчивом облике — любовь к челове­ку, согласие на то, чтобы стать спасительной жертвой, решимость принять грядущие страдания. За его спи­ной — древо, символическое напоминание о древе крестном, рука, благословляющая чашу, опущена — образ страдания и смерти.

С отблеском тихой печали на лице изображён тре­тий ангел — Дух-Утешитель. Возвышающаяся за ним гора — символ восхождения Духа.

Все три ангела воспринимаются как образ мирового устройства, символ Добра, Жертвенности и Любви. Позднее исследователи «Троицы» Андрея Рублёва на­зовут её «призывом к национальному единству русско­го народа», но истинный смысл произведения гораздо шире и глубже. Это творение художника — яркий итог всей его жизни.

Феофан Грек

Имя Феофана Грека — одно из самых известных в истории европейского средневековья. Художник работал в разных странах. Но созданные им произведения сохранились только в России, куда он приехал во второй половине XIV века и прожил значительную часть жизни.

Грек по происхождению, он получил блестящее художественное образование на родине в Византии, знаменитом государстве греков и других народов, населявших территорию бывшей Восточной Римской империи. Византия просуществовала до 1453 года: в том роковом году ее столицу Константинополь захватили турки-османы, переименовавшие город в Стамбул, а Византию — в Турцию. Но до своего падения, на протяжении многих столетий она являлась главным духовным и культурным центром восточно-христианского (православного) мира.

Что мы знаем о той эпохе, когда жил и работал Феофан Грек — создавал удивляющие нас, кажущиеся столь загадочными произведения? Его творчество будет более понятно, если мы коснемся событий, которые происходили тогда в христианском мире. В 30-60-е годы XIV столетия в Византии противоборствовали два богословских течения. Одно было связано с западноевропейским рационалистическим гуманизмом. Другое, получившее название исихазм (от греческого слова «исихия» покой, безмолвие, отрешенность), представляло собой обновленную практику религиозной жизни, выработанную восточными монахами еще в IV — VII веках. Монахи-отшельники создали учение о пути человека к постижению Бога, единению с ним, к благодати и раю через систему особых правил и норм жизни, в основе которой лежало нравственное совершенствование, «очищение сердца» от земных помыслов, терзающих человека страстей.

В Византии выразителями общественного настроения стали исихасты, а не их противники, связанные с Западом. Победивший исихазм оказал влияние на всю духовную жизнь и культуру, в том числе и на изобразительное искусство.

Читать еще:  В чём проявилась специфика башкирского восстания

Оценка исихазма в трудах историков и искусствоведов неоднозначна. Существовало мнение об отрицательной, консервативной его роли в искусстве. Исследования последних десятилетий показали сложность, многоаспектность этого явления. Ученые, изучающие культуру XIV века, ныне полагают, что философские, нравственные идеи исихастов не умертвили искусство, а, напротив, способствовали обогащению его содержания, усилению интереса к эмоциональным переживаниям человека, к «движениям его души».


Феофан Грек.
Пантократор и силы небесные.
Фреска в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. 1378.

В произведениях Феофана Грека более, чем в других памятниках, ученые находят связь с духовными устремлениями исихазма, захватившего тогда многие православные страны. В это время социально-политическая ситуация в Византии крайне обострилась. В поисках работы художники уезжали в другие страны, в том числе и на далекий север в Древнюю Русь. Один из таких странствующих художников — Феофан Грек. По счастливой случайности, о нем мы знаем больше, чем о каком-либо другом мастере русского средневековья. До нас дошло письмо знаменитого просветителя Епифания Премудрого, адресованное Кириллу Тверскому, в котором он с восхищением рассказывал о жившем в Москве Феофане Греке. Епифаний называет Феофана «мудрецом, искуснейшим философом, известным книжником и лучшим живописцем среди иконописцев». Он также перечисляет те места, где Грек работал до приезда в Москву: города Константинополь, Халкидон и Галата, Кафа (ныне Феодосия в Крыму), Великий Новгород и Нижний Новгород.

Имя Феофана встречается также в летописи, сообщающей, что в Московском Кремле он расписал три белокаменные церкви: в 1395 году — церковь Рождества Богоматери, в 1399 — Архангельский собор и в 1405 — Благовещенский собор (совместно с Прохором с Городца и Андреем Рублевым), Ни одна из этих старых церквей, а следовательно„и их росписи не сохранились (сейчас здесь стоят одноименные постройки более позднего времени).

От достоверного творческого наследия Феофана уцелел только один памятник: исполненные в 1378 году фрески церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. Церковь была полностью расписана, остались же отдельные фрагменты, которые позволяют реконструировать систему росписи. В основных чертах она традиционна, повторяет давно сложившуюся и принятую в Византии схему расположения определенных сюжетов и фигур. Но здесь есть особенности, глубоко продуманный выбор именно тех изображений (а также надписей), благодаря которым Феофан смог выразить ведущие идейные тенденции времени, показать свое отношение к общечеловеческим духовным ценностям, нравственным нормам, назначению человека в мире.

В куполе, символизирующем небо, как в большинстве других византийских и русских храмов, помещен Христос-Вседержитель с закрытой книгой в руке (первоначальная живопись на нижней части лика, губах и бороде утрачена, сделаны реставрационные тонировки), Христос представлен творцом всего сущего: он видит свершающиеся дела земные и будет судить род человеческий в день Страшного суда. Образ поражает внутренней активностью, испепеляющим, пронзительным взором. Но главное в нем — гигантская духовная сила, творческая мощь, мудрость всезнания. «Всевидящее око» Бога обращено к человеку, в нем есть и скорбное сострадание, и обещание справедливого возмездия, «праведного суда», а не всеобщей кары. Эти смысловые акценты звучат в окружающем Христа тексте, который взят из Псалтыри: «С небес призрел Господь на землю, чтобы услышать стон узников» Надписи, сопровождающие изображение Вседержителя в куполе, бывали разные, Феофан выбрал ту, в которой говорится о милосердии Бога, обращении его к жалобам и просьбам «узников» — земных людей.

Запечатленные им аспекты образа Христа были очень важны для средневекового человека: они вселяли надежду на спасение, показывали плодотворность нравственного совершенствования, избавления от пороков, призывали к праведной жизни, душевной чистоте.


Феофан Грек.
Троица.
Фреска в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. 1378.

Лучшие по сохранности фрески находятся на хорах церкви — в Троицком приделе. Центральное место занимает «Ветхозаветная Троица» — три ангела с библейскими персонажами Авраамом и Саррою. На стенах представлены величественные полуфигуры святых, возвышающихся на башнях-столбах. Это столпники, жившие много веков назад монахи-отшельники и аскеты, ушедшие от суеты мира в пустынные места, чтобы добровольно заточить себя на высоких башнях, где ничто не отвлекало бы их от самоуглубленных размышлений, созерцания «духовных сокровищ». Многие из них оставили сочинения о нравственном совершенствовании как необходимом условии приобщения к Богу, вечному благу или прославились духовными подвигами.


Феофан Гpeк. Столпник Симеон-старший
Фреска в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. 1378.


Феофан Гpeк. Столпник Симеон-младший Дивногорец.
Фреска в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. 1378.


Феофан Грек. Столпник Алимпий.
Фреска в церкви Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде. 1378.

Выбор столпников сделан не случайно. Эти древние святые в земной жизни воплотили те духовные идеалы, которые в XIV столетии возродили исихасты и которым стремились следовать современники Феофана. Однако художник, разделявший, видимо, убеждения исихастов (иначе невозможно объяснить многие особенности его творчества), знал трудность пути к нравственному совершенствованию, ему была знакома сила земных «страстей» и то огромное напряжение, которое требуется человеку для их преодоления. Поэтому образы столпников, созданные Феофаном, столь драматичны и одновременно одухотворены. Их взоры устремлены к невидимому; они как бы прислушиваются к звучащему в их душах голосу. Божество открывается им в потоках яркого света, как вспышки молний, озаряющих их скорбные, суровые, темные, землистые лики, убеляющих волосы, покрывающих одежды бликами. Руки столпников распростерты в стороны или сложены перед грудью в жесте моления; раскрытые ладони со слегка раздвинутыми пальцами как будто улавливают «божественную энергию», переданную яркими пробелами на кончиках пальцев

Манера исполнения, при помощи которой Феофан создавал удивительные образы, кажется совершенно необычной. Однако было бы неверно видеть в нем новатора, противопоставившего себя традиции. Как типично средневековый мастер, он следовал принятым канонам (и другое для него проста немыслимо), но, будучи художником-философом, на редкость одаренной личностью, Феофан писал, по свидетельству Епифания Премудрого, «не глядя на образцы»: они были прочно усвоены и запечатлены в его голове, а творческое вдохновение помогало созерцать «видения» в собственной душе и отражать их на стенах храмов, досках икон, на пергаментных листах рукописей.

Читать еще:  В чем значение Куликовской битвы

Феофан усовершенствовал и по-своему интерпретировал некоторые давно известные приемы живописи, и они получили под его кистью неповторимые особенности, наполнились глубоким философским смыслом. Это прежде всего передача божественного света в виде ярких белильных бликов, положенных поверх формы. Своеобразие художественной манеры Феофана заключается также в непревзойденном совершенстве всех средств живописного исполнения: виртуозном владении рисунком, чрезвычайно смелом, безошибочно точном нанесении широких мазков белил,

Колористическая гамма сохранившихся фресок монохромна, в ней преобладают коричневые и голубовато-серые цвета. Одно время считалось, что такой приглушенный, сдержанный, аскетический» колорит росписей использовался преднамеренно. Но последние исследования установили, что первоначальная живопись в церкви Спаса была ярче, разнообразнее по цвету и изменилась в результате пожаров.

Несомненно, что первоначально художественный эффект от росписей, покрывавших стены, своды и столбы храма, был несравненно более сильным. Однако и то, что ocталось, удивляет высочайшим мастерством, колоссальной духовной энергией образов, их потрясающей внутренней жизнью. В них есть та вечная истинность и непреходящая общечеловеческая ценность, которая свойственна лишь самым великим творениям культуры. И в этом — гениальность Феофана Грека, мировое значение его искусства. Кроме фресок Спаса Преображения, авторство которых известно из летописи, Феофану приписывают также ряд икон и миниатюр, созданных в Новгороде и Москве. Но ни одно из этих произведений, вероятно, не является творением великого художника. Они могут быть соотнесены с его именем лишь косвенно, как возникшие под влиянием его искусства.


Спас в силах.
Икона из деисусного чина в Благовещенском соборе Московского Кремля.
Темпера. 90-е годы ХIV века.

Бесспорным, точно датированным произведением до недавнего времени считался деисусный чин Благовещенского собора Московского Кремля. Исследователи относили его к 1405 году, когда Феофан и два русских мастера расписали церковь Благовещения в Кремле. Но, как показали исследования последних лет, все внутреннее убранство Благовещенского собора 1489 года (в том числе и перенесенные из предшествующей одноименной церкви иконы) сгорело в страшный московский пожар 1547 года. После пожара по указу Ивана Грозного сюда привезли древние иконы из многих русских городов, которыми и украсили выгоревший храм. Среди этих привозных икон был, вероятно, и дошедший до нас деисусный чин. Сохранившиеся иконы, как и фрески Феофана из новгородской церкви, поражают высоким качеством исполнения, глубиной философского содержания образов. Поэтому невольно хочется отнести их также к кисти знаменитого мастера. Однако художественные особенности икон Деисуса и фресок различны. Чтобы это понять, рассмотрим изображение Христа из деисусного чина и сравним его с образом из церкви Спаса Преображения.


Богоматерь.
Икона из деисусного чина в Благовещенском соборе Московского Кремля.
Темпера. 90-е годы ХIV века.

В Благовещенском соборе Христу-Вседержителю предстоят Богоматерь и Иоанн Предтеча, архангелы Михаил и Гавриил, верховные апостолы Петр и Павел, святители, создатели литургии (главной церковной службы) Василий Великий и Иоанн Златоуст, мученики Георгий и Дмитрий Солунский. Вседержитель восседает на небесном престоле, в окружении огненного сияния и изумрудно-синих сфер «славы», заполненных изображениями золотокрылых небесных сил. Он показан как Царь неба и земли, как Судия и Спаситель. Одежды, нимб вокруг головы и фон первоначально были сплошь золотыми (сейчас золото утрачено), символизирующими божественный свет. Такое исполнение одежд соответствует словам Евангелия, написанным на страницах книги в руках Христа: «Сказал Господь: я свет миру; кто последует за мной, тот не будет ходить во тьме».

Лик Христа — некрупный, с пропорциональными, соразмерными человеку чертами, небольшими глазами. В них нет того грозного, испепеляющего выражения, которое, несмотря на обещающую спасение надпись, отличает образ Вседержителя из феофановских росписей 1378 года. Напротив, сострадательным, милосердным обликом Христос из благовещенского деисуса как будто предвосхищает знаменитого звенигородского Спаса Андрея Рублева. Техника письма с просвечивающим сквозь прозрачные верхние слои краски нижним зеленоватым покрывочным слоем (санкирем) и подрумянкой на щеках необыкновенно сложна и совершенна. Красочная гамма иконы восхищает яркими, драгоценными красками.

Столь же прекрасен и царственный образ Богоматери в ярко-синей одежде и голубом чепце, как легкое воздушное облако окутывающем ее нежный лик.

Кто был автором этих «нерукотворных» образов – Феофан Грек или другой, равный ему по одаренности мастер, работавший в Москве во второй половине X1V века? Есть мнения за, есть мнения против, и тема открыта для новых исследователей древнерусского искусства.

Л. Щенникова, кандидат искусствоведения

Феофан Грек: биография, творчество и иконы

Содержание статьи

  • Феофан Грек: биография, творчество и иконы
  • Характерные черты московской школы иконописи
  • Иеромонах Фотий: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Краткая биография и портрет личности Феофана Грека

О незаурядной личности Феофана Грека (Гречанина) мы знаем благодаря двум историческим персонам и их хорошим отношениям. Это — Кирилл, архимандрит тверского Спасо-Афанасьевского монастыря, и иеромонах Троице-Сергиева монастыря, последователь Сергия Радонежского, а впоследствии составитель его житий Епифаний Премудрый.

В 1408 г. из-за набега хана Едигея иеромонах Епифаний прихватил свои книги и убежал от опасности из Москвы в соседнюю Тверь, а там укрылся в Спасо-Афанасьевском монастыре и сдружился с его настоятелем архимандритом Кириллом.

Вероятно, в тот период настоятель и увидел «церковь Софийскую цареградскую», нарисованную в Евангелии, которое принадлежало Епифанию. Через несколько лет в несохранившемся письме Кирилл, видимо, спросил о рисунках с видами константинопольского собора Святой Софии, которые произвели на него впечатление и запомнились. Епифаний в ответ дал обстоятельное объяснение по поводу их происхождении. Сохранилась копия XVII–XVIII вв. отрывка из этого ответного письма (1413 — 1415 гг.), названного так: «Выписано из послания иеромонаха Епифания, писавшего к некоему другу своему Кириллу».

Читать еще:  Какая религия в Боспорском царстве

Епифаний в послании поясняет игумену, что те изображения он собственноручно скопировал у гречина Феофана. И далее Епифаний Премудрый подробно и живописно рассказывает о греческом иконописце. Поэтому мы знаем, что Феофан Грек работал «по воображению», т.е. не смотрел на канонические образцы, а писал самостоятельно по своему усмотрению. Феофан был в постоянном движении, поскольку отходил от стены, оглядывал изображение, сверяя с образом, который сложился в его голове, и продолжал писать. Такая художественная свобода была необычна для русских иконописцев того времени. В процессе работы Феофан охотно поддерживал беседу с окружающими, что не сбивало его с мысли и не мешало его трудам. Епифаний Премудрый, который знал византийца лично и общался с ним, подчеркивал ум и дарование мастера: «муж он живый, преславный мудрок, зело философ хитр, Феофан, гречин, книги изограф нарочитый и живописец изящный во иконописцех».

Ни о семье, ни о том, где и как получил иконописное образование Феофан данных нет. В послании Епифаний указывает только на уже готовые работы византийца. Феофан Грек украсил своими росписями сорок храмов в различных местах: Константинополе, Халкидоне и Галате (предместья Константинополя), Кафе (современная Феодосия), в Новгороде Великом и Нижнем, а также три церкви в Москве и несколько светских зданий.

После работ в Москве имя Феофана Грека не упоминается. Подробности его личной жизни не известны. Дата смерти не точна. Есть предположение, основанное на косвенных признаках, что к старости он удалился на святую гору Афон и закончил свою земную жизнь будучи монахом.

Феофан Грек в Великом Новгороде

Единственными достоверными произведениями русско-византийского мастера считаются только росписи в Новгороде Великом, где он жил и работал некоторое время. Так в Новгородской летописи от 1378 года конкретно указано, что «церковь нашего Господа Иисуса Христа» расписал мастер гречанин Феофан. Речь идёт о церкви Спаса Преображения на Ильине улице, построенной в 1374 году на Торговой стороне города. Византийского мастера для росписи храма позвал, видимо, местный боярин Машков Василий. Предположительно, Феофан прибыл на Русь с митрополитом Киприаном.

Церковь Спаса Преображения на Ильине улице. Великий Новгород.

Храм Спаса Преображения уцелел, а росписи Грека сохранились лишь частично. Их расчищали несколько десятилетий с перерывами, начав в 1910 году. Фрески, хотя и дошли до нас с утратами, дают представление о Феофане Греке как выдающемся художнике, который принес новые идеи в русскую иконопись. Живописец и искусствовед Игорь Грабарь оценивал приезд в Россию мастеров величины Феофана Грека, как плодотворный внешний импульс в поворотные моменты русского искусства, когда он был особенно нужен. Феофан Грек оказался на Руси, когда государство освобождалось от нашествия татаро-монголов, медленно поднималось и возрождалось.

Феофан Грек в Москве

Московские летописи свидетельствуют о том, что Феофан Грек создавал стенописи кремлёвских храмов в конце 14 – начале 15 века:

  • 1395 год — роспись церкви Рождества Богородицы на сенях в содружестве с Симеоном Черным.
  • 1399 — роспись Архангельского собора.
  • 1405 — роспись того Благовещенского собора, что стоял ранее на месте нынешнего. Благовещенский собор Феофан расписывал вместе с русскими мастерами Прохором с Городца и Андреем Рублевым.

Миниатюра Лицевого летописного свода, 16 век. Феофан Грек и Семён Чёрный расписывают церковь Рождества. Надпись: «В том же году в центре города Москвы была расписана церковь Рождества Пречистой Богородицы и придел святого Лазаря. А мастера — Феодор грек да Семен Черный».

Особенности творчества Феофана Грека

Фрескам Феофана Грека присущ минимализм цветовой гаммы и непроработанность мелких подробностей. Оттого лики святых предстают суровыми, сосредоточенными на внутренней духовной энергии и излучают мощную силу. Пятна белил положены художником так, что создают свет, подобный фаворскому, и акцентируют внимание на важных по смыслу деталях. Мазкам его кисти присуща резкость, точность и смелость нанесения. Персонажи росписей иконописца аскетичны, самодостаточны и углублены в молчаливую молитву.

Творчество Феофана Грека связывают с исихазмом, которое подразумевало непрестанную «умную» молитву, безмолвие, чистоту сердца, преобразующую силу Бога, Царство Божие внутри человека. Через века, следом за Епифанием Премудрым Феофана Грека признают не только гениальным иконописцем, но мыслителем и философом.

Работы Феофана Грека

Достоверных данных нет, но творчеству Феофана Грека обычно приписывают двустороннюю икону «Донской Божией матери» с «Успением Божией Матери» на обороте и деисусный чин иконостаса Благовещенского собора Кремля. Иконостас Благовещенского собора выделяется ещё и тем, что он стал на Руси первым, на иконах которого фигуры святых изображены во весь рост.

Ранее предполагалось, что икона «Преображение Господне» из Спасо-Преображенского собора Переславля-Залесского принадлжеит кисти Феофана Грека и иконописцам мастерской, которую он создал в Москве. Но в последнее время усилились сомнения в его авторстве.

Донская икона Божией Матери. Приписывается Феофану Греку.

Икона «Успение Божией Матери», оборот Донской иконы. Приписывается Феофану Греку.

Икона «Преображение Иисуса Христа пред учениками на горе Фавор». ? Феофан Грек и мастерская. ?

Феофан Грек. Иисус Пантократор — роспись в куполе церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Великий Новгород.

Феофан Грек. Серафим — фрагмент росписи в церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Великий Новгород.

Феофан Грек. Даниил Столпникфрагмент росписи в церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Великий Новгород.

Феофан Грек. Макарий Египетский — фрагмент росписи в церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Великий Новгород.

Икона «Спас в силах» из деисусного чина иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля. Русь, Москва. Последняя четверть XIV в. Предположительно Феофан Грек.

Источники:

http://worldofschool.ru/iskusstvo/bibliya/vethij-zavet/avraam/freski-troica-feofana-greka-i-andreya-rubleva-opisanie
http://smalti.ru/icon/feofan-grek/
http://www.kakprosto.ru/kak-955508-feofan-grek-biografiya-tvorchestvo-i-ikony—

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector