1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем Наполеон сжёг Москву

Глава 13. Зачем Наполеон Москву сжег?

«Человеческий разум так любит строить,
что уже много раз возводил Башню,
однако затем опять разбирал ее,
чтобы посмотреть, как устроен фундамент»
Иммануил Кант

—Вот гад,—не смог удержаться Леха,—такое сотворил с нашей красавицей Москвой! Сжег, понимаешь, ее всю нахрен, Кремль взорвал, да чего тут говорить…
Ребята сидели в школьном саду около небольшого водопада в самой его глубине и бурно разговаривали.

—Успокойся, Леха, не переживай. У меня большие сомнения в этом.

—В чем? В том, что этот поганый Ерундобер сжег Москву?

«Скажи-ка дядя, ведь недаром

Москва, спаленная пожаром,

Да ничего он не палил, понимаешь! Москва отдана уже спаленная пожаром. Кутузов и приказал ее сжечь—сначала сжег ее, а потом сдал.

—Ну ты загнул! Да во всех учебниках написано, что сжег Наполеон, и все историки об этом пишут, и вообще он гад был. А Кутузов—молодец, герой войны.

—Какой же он герой, когда его и назначили-то только для того, чтобы Москву сдать и сжечь. Ни Багратион, ни Барклай этого бы не сделали. Даже Ростопчина на Совет в Филях не пригласили, за что он страшно обиделся на Кутузова.

—Да Кутузова любили все солдаты, простонародье, он был народный герой, —не унимался Леха.

—Чего-чего? Кутузов. Ты чего? С чего ты это взял? Опять учебников обчитался или преподов наслушался? Да его и назначили-то после письма московского градоначальника Ростопчина царю от 5 августа, в котором он утверждал, что московское и петербургское дворянство желает на пост главнокомандующего Кутузова. Они друзьями были—Ростопчин и Кутузов. Пропихнул своего дружка, и напару они это дело сварганили—сожгли Москву, а перед этим все разграбили, что смогли. Простонародье-то Кутузова вовсе и не знало. Мне даже кажется, что этот знаменитый стишок «Пришел Кутузов бить французов» придуман был уже при Сталине.

—А зачем? Ему-то какой интерес?

—Значит, был интерес. Такой большой, что Сталин продолжал обвинять Наполеона в поджоге Москвы.

—Ну хорошо, я еще могу понять интерес непосредственных участников событий. Но Сталин-то тут при чем?

—Да потому что он с Гитлером то же самое сделал. Под видом войны эвакуировал вначале все население из Москвы, а потом заселил ее другими, пришлыми. Понимаешь, получается даже, что Наполеона как бы специально пригласили для прикрытия операции по полному уничтожению и разграблению Москвы. Ввиду предстоящей зимы население оставленной Москвы практически все погибло от голода.

— То есть… Что ты хочешь этим сказать?

—Да ничего не хочу сказать. Взяли да спалили Москву более чем на 3/4. Ты можешь себе такое представить? А после пожара построили практически новый город. И не забудь—официально в 1814 году дотла сжигают также Вашингтон. Москва и Вашингтон—будущие столицы двух сверхдержав следующего, ХХ века. Чего-нибудь понимаешь?

Смотри сюда. Средь широкого поля, засеянного рожью, высится высокая каменная башня, у которой последний камень только что положен. На башню горделивой поступью взошел человек, одетый в мантию, с короной на голове. Исполненный самодовольства, он горделиво окинул взглядом все кругом и на мгновение остановил свой взор на бедно одетом человеке, почтительно склонившемся у подножия круглой башни. В этот миг из маленького, чуть заметного облачка на ясном небе грянули две молнии. Одна из них ударила в основание башни и поразила стоявшего около нее человека; он упал навзничь, и в предсмертной судороге правая нога согнулась в колене, а правая рука закрыла лицо. Другая молния расчленила башню надвое, сверху донизу, и сбросила стоявшего наверху ее человека, полетевшего вниз стремглав, вытянув правые руку и ногу, а левую согнув в локте и колене. Аркан «Башня» находится под покровительством Марса.

Война создает Иллюзию Разрушения и, вместе с тем, устраняет преграды для нового Строительства. Разрушенная Москва уже через сто лет вновь стала столицей новой огромной Советской Империи. Молния —это Меч Каббалы, которым прокладывается Путь на Древе Жизни (Древе Сефирот) от Созидания (Венера) к Разрушению (Марс) и обратно, создавая замкнутый цикл бесконечного движения Гибели и Возрождения.
Так что Москва была обречена уже давно, и это был лишь вопрос времени —когда от нее ничего не останется. Но… перед тем, как ее спалить—кто-то ведь должен же был все полностью разграбить и присвоить. Распупыркин! Где твоя версия о золоте?

—Ребята, тут настолько все ясно, что даже противно. Еще под Смоленском совершенно не была очевидной необходимость сдачи Москвы, а работы по эвакуации многих учреждений (например, Оружейной Палаты) уже были закончены. Это означает, что они были начаты настолько загодя, что мир в Тильзите еще не был подписан. Это ведь колоссальная работа! Лишь в июле и августе о всеобщей эвакуации стало известно всем, хотя о предстоящей сдаче Москвы многие знали уже в самом начале войны.

—Ну конечно! Клизму по «плану клизма» еще не вставили—а поносом уже залило всех.

—Ростопчин готовил длительные бои, он даже, кстати, рассматривал план ведения уличных боев. Создавал народное ополчение. А его даже на совет в Филях не пригласили! И почему так?

—Да потому! А Кутузов=Екатерина явно сама загодя составляла план полного уничтожения=Реконструкции Москвы, поэтому все делала правильно и по плану. Кстати, а кто сказал, что в Филях «меч Ислама ибн-Кутуз» якобы совещался с генералами? Даже из учебников следует, что он просто встал и объявил им всем о сдаче Москвы, обманув всех. И все.

—Перед самой сдачей, 2 сентября по улицам Москвы мчались засланные фельдмаршалом армейские офицеры, задача которых заключалась в сеянии паники среди населения, потому что они кричали «Спасайтесь!» и способствовали в распускании всевозможных слухов. А еще перед этим под видом раненых в Москву Кутузовым были отправлены тысячи оборванных солдат. Понятное дело, сразу началась паника, люди побежали из города, подводы запрудили все дороги. И в таких-то условиях необходимо было производить эвакуацию казенных учреждений, церковных ценностей и т.д.

Читать еще:  Какие самые лучшие Хэтчбеки

—Да, ты еще не забудь, что в созданной Кутузовым общей неразберихе, которая началась намного раньше, еще до «бородинской стычки», которая вообще неизвестно, была или нет, отчаянные головы и казаки просто-напросто грабили всех подряд уже целую неделю.

—Ребят, постойте, еще ведь оставался один путь—сплавить по Москве-реке.
—Да, но случилось страшное. Все казенное комиссариатское имущество 31 августа было отправлено на 23 барках по Москве-реке, и оно все было потом якобы уничтожено из-за того, что барки сели на мель, лоцманы разбежались и несколько дней они оставались неизвестно где и как. Иными словами, под видом эвакуации они попросту были вывезены в неизвестном направлении, а пустые барки с якобы находившимся имуществом были сожжены, о чем и доложено царю. Французы будто бы захватили из них 7 барок с оружием и порохом.

—Так, минуточку. Оружейная Палата была вывезена целиком еще 22 августа, то есть до Бородина и почти за 2 недели до вступления в Москву французов. Значит, вывозить из нее все начали уже загодя, до объявления 22 июня войны Буонапартией. А имущество казначейства? А склады? А церковные ценности? Царский дворец в Коломенском, другие дворцы? Во время Смуты и Революции столько не погибло. И куда это все подевалось?

—Вслед за барками—все село на мель и испарилось.

—А вообще, вы представляете себе стоимость всего этого?

—Немеряно. Миллионы и миллионы рублей золотом по ценам 1812 года!

—Вот именно. И легенды о том, что якобы Наполеон поживился хоть малой частью того, чем поживился князь Кутузов, я думаю, распускал сам Кутузов.

—Милейший был, я вам скажу, человек. Царь даже распорядился начать расследование относительно того, сколько и при каких обстоятельствах пропало имущества. Цифры и прямо сногсшибательные. Смотрите, как удобно: часть имущества списали как затопленное или сожженное, другую часть—как захваченную неприятелем, и, наконец, третью—как без вести пропавшую. Итого: полный шоколад. Материалы начатого по распоряжению Александра расследования, собраны в хранящемся в Военно-Историческом Архиве деле «О потере в Москве артиллерийского и комиссариатского имущества» (РГВИА, ф. 1, оп. 1, т. 2, д. 2656).

—Ладно, ребят. В научной литературе версия о причастности Кутузова к разграблению Москвы практически не рассматривается.

—А какие вообще версии тогда рассматриваются?

—Множество. Самая распространенная—о причастности Наполеона и вообще французов. Это—официальная и наиболее далекая от правды. Вторая—погода. Стояло жаркое сухое лето, и потому Москва сгорела сама. Тем более, что Москва и до, и после французов знала множество пожаров более или менее сильных, и эта версия как бы тоже имеет место быть. Далее идет версия о причастности к плану поджога московского генерал-губернатора Ростопчина, пожалуй, вторая после обвинения французов по распространенности. Есть даже версия о Высочайшей организации поджога, т.е. по приказу Александра I. Версия о поджоге Кутузовым с выполнением этого поручения солдатами и офицерами действующей русской армии—почти нигде не встречающаяся.

—О том, что Александр I призвал Наполеона сжечь Москву, писал Тарле. О том, что Ростопчин призывал Наполеона сделать то же—писал Салтыков-Щедрин. Правда, Салтыков-Щедрин обвинял во всем женский пол, дескать, потому Беневоленский-Ростопчин призвал Наполеона в Москву, что шел на поводу у всей женской половины населения Московии «хоть одним глазком взглянуть» на этого врага рода человеческого, потому и позвал его «погостить», а Наполеон проболтался о том князю Куракину—и тем самым своего дружка Беневоленского очень подвел, потому что того обвинили в шпионаже и предательстве и сослали в страшное захолустье, куда Макар телят не гонял —аж в Париж, где он, бедный и умер.

«И вот он вступил в секретные сношения с Наполеоном.

Каким образом об этих сношениях было узнано—это известно одному богу; но кажется, что сам Наполеон разболтал о том князю Куракину во время одного из своих petits leve’s. И вот, в одно прекрасное утро, Глупов был изумлен, узнав, что им управляет не градоначальник, а изменник, и что из губернии едет особенная комиссия ревизовать его измену.

Тут открылось все: и то, что Беневоленский тайно призывал Наполеона в Глупов, и то, что он издавал свои собственные законы. В оправдание свое он мог сказать только то, что никогда глуповцы в столь тучном состоянии не были, как при нем, но оправдание это не приняли, или, лучше сказать, ответили на него так, что «правее бы он был, если б глуповцев совсем в отощание привел, лишь бы от издания нелепых своих строчек, кои продерзостно законами именует, воздержался».

—Вот именно! Даже Салтыков-Щедрин не говорит прямо о том, что Ростопчин нажился на московском пожаре. Значит, остается только одно: Кутузов.

Леха Гусарский потерял дар речи. Одноглазый Лис, одноименный вкладу «Кутузов» в Чара-Банке с 12% годовых, был для него с детства образцом мудрой осторожности—а теперь он становился обычным банковским мошенником, эдаким Леней Голубковым, нажившимся на московском пожаре и несчастьях москвичей. И весь проект «Нашествия»—обычная схема лохотрона для глуповцев типа Перестройки. Было обидно до слез за свои иллюзии, внедренные лехиными родителями, училками с их худыми шотландцами (великий русский поэт Михаил Лермонтов, не оставивший после себя потомства, а потому породивший огромную тучу «детей лейтенанта Шмидта», носящих его фамилию—только в одной России сегодня насчитывается аж до 600 его прямых потомков!—был сыном шотландского военного Лерманта, а потому росту невысокого и телосложения астенического) и Толстыми Львами. Но…

Читать еще:  Какая основная религия в России

Жизнь продолжалась. Пели птички, мамаши пытались унять своих чересчур разыгравшихся детей наподобие Вовки Ульянова, своими трезвыми и логичными выводами угоманивавшего зашкаливавшие буйные фантазии училкиных учебников—одним словом, Леха Гусарский решил отныне не верить никому на слово. Он понял, что учебники —не просто бред, а крайне вредный и опасный бред. Благодаря этому бреду происходит вывих мозгов с постепенным омертвлением мягких тканей и гангреной мыслительных способностей.

И все же нам придется на время оставить Леху одного с его мыслями и двигаться дальше, ибо повествование не терпит замедления, а начатое ребятами расследование не подошло даже к своей кульминации.

Так кто же сжёг Москву в 1812 году?

13 сентября 1812 года на военном совете в Филях приняли решение оставить Москву и уже 15 сентября, с трех направлений, в нее вступили войска Наполеона. Спустя сутки большинство районов Первопрестольной было охвачено огнем.

Всего за неделю в страшном пожаре сгинуло около 6 с половиной тысяч домовладений из имевшихся тогда в городе 9 тысяч, а также 122 церкви (было – 329) и 7 тысяч магазинов и лавок из порядка 8 с половиной тысяч!

Споры о том, кто же поджег Москву, не утихают до сих пор. Одни винят французскую армию, другие же считают, что это сделали патриотически настроенные россияне, чтобы «под врагом земля горела».

Давайте попробуем разобраться?

Москву подожгли французы

В том, что именно французы подожгли Москву был уверен весь русский бомонд, включая и императора Александра Первого. А кто же еще, если не захватчики?

Между тем, Наполеон чуть сам не сгинул от пожара. Разместившись сначала в Кремле, он сутки спустя спасался оттуда бегством по чудом найденному подземелью, а далее его отряд был вынужден пройти еще и через горящие окрестности. Новым местом расположения стал Петровский путевой дворец, находившийся тогда за пределами Москвы.

О виновности французов судят и потому, что сам французский император и его военачальники сначала выдвинули обвинения своим солдатам, из-за холодов вынужденных разжигать костры посреди улиц и дворов, вблизи построек.

Но вскоре стали приходить донесения, что в нескольких районах города были замечены поджигатели, а часть из них даже была схвачена и казнена.

Стоит отметить, что именно пожар по большей части вынудил войска Наполеона оставить непригодную для проживания Москву, а сами французы пострадали от огненной стихии весьма изрядно и никак не меньше коренных жителей.

Специально поджигать только-только захваченный город, даже толком не пограбив его, им не имело никакого смысла.

Москву сожгли по приказу Ростопчина

Среди пойманных французами поджигателей нашлись и городские полицейские, что стало поводом для Наполеона обвинить во всем власти Первопрестольной и именно московского генерал-губернатора Федора Васильевича Ростопчина. В пользу этого говорил и тот факт, что перед самым отъездом граф повелел поджечь свое имение Вороново, что находилось под Москвой.

Правда, нельзя умолчать и о том, что Ростопчин все же велел перед оставлением города группе граждан и полицейских поджечь провиантские склады и забрать с собой, а по невозможности – уничтожить, имевшиеся в городе оборудование для борьбы с пожарами. О том, что огонь может перекинуться на соседние строения, скорее всего, и не подумали.

Стоит отметить, что у Федора Васильевича не было полномочий отдавать приказ о полном уничтожении города: ни огнем, ни чем иным. Указ-приказ об этом мог исходить только от российского императора и главнокомандующего Кутузова, но и сегодня документальных подтверждений этому не найдено.

Да и зачем это было делать, если наполеоновскую армию можно было принудить оставить город и другими способами, например, ограничить доступ продовольствия и фуража, что было под силу и партизанским отрядам, и действующей армии.

Не стоит также забывать, что в домах и особняках москвичей оставались раненные русские солдаты, которых из-за поспешности оставления Москвы не успели эвакуировать. Дать приказ поджечь город – это значит спалить их заживо.

Значит город подожгли не русские. Тогда кто же?

Москва сгорела по воле случая

Не стоит думать, что разрушительный пожар 1812 года был чем-то неслыханным для Первопрестольной. До XVII столетия Москва выгорала полностью или значительно с периодичностью раз в 2-3 десятка лет. Давайте лишь немного пробежимся по истории московских пожаров за столетие до вторжения наполеоновских войск.

  • В 1701 году, в июле месяце, вспыхнул пожар на Новоспасском подворье за кремлевскими стенами. За короткое время огнем был охвачен весь Кремль, далее перекинувшийся на Садовническую слободу и уничтоживший даже переправы и плоты у Москвы-реки. Буйству стихии способствовал сильный ветер, который лихо перекидывался с постройки на постройку, преграждая пути к отступлению людей. Много их тогда сгинуло. Значительно пострадали и постройки Кремля. О чем говорить, если от пожара оплавились даже колокола звонницы Иван Великий.
  • В 1712 году, в мае месяце, выгорела центральная часть Москвы. Погибших – около 3 тысяч.
  • В 1735 большой пожар охватил Первопрестольную из-за вынесенных на улицу … очагов, что обогревали лавки Гостиного двора.
  • В 1736 году, в июле месяце, произошел пожар в палатах купца Овощникова. Через непродолжительное время от огня загорелся и рядом расположенная Новинская обитель, а далее, благодаря опять же сильному ветру, огонь распространился на значительную территорию. Лишь спустя 12 часов пожар удалось, как сейчас говорят, локализовать. Итог – уничтоженные огнем монастырь, десяток церквей, Патриарший Житный двор, 4 кабака и трактира, 13 кузнечных мастерских, более 70 продовольственных и товарных лавок, 800 домовладений.
  • В 1737 году, в мае месяце, произошел один из самых разрушительных пожаров Москвы. А случилось все из-за банально оставленной пред образом поминальной свечки, что в будущем и стало поводом для крылатой фразы: «Москва сгорела от копеечной свечи». Пожар тогда вспыхнул в домовладении Милославских, стоявшего за Боровицким мостом. В огне сгинуло 2500 дворов, около 500 лавок, множество церквей и 94 человека. Последних могло было быть и больше, но спасло только то, что пожар произошел днем. Тогда же полностью выгорел и Кремль, а при тушении Царь-колокола от него и откололся знаменитый 700-пудовый кусок, который сегодня мы и можем наблюдать прислоненным к великому звону.
  • Далее, крупные пожары произошли в городе в 1748, а после и в 1784-м годах.
Читать еще:  Как принести соболезнования

Как видим, разрушительные пожары, иные и пострашнее огненной стихии во время вторжения войск Наполеона, были для Первопрестольной не редкостью.

Поэтому, скорее всего, умышленно полностью уничтожить Москву огнем никто не хотел. Сыграло свою роль стечение отдельных факторов, о которых и написано в статье: точечные поджоги по распоряжению Ростопчина, костры для обогрева, разожженные французами, да и нельзя учитывать тот факт, что горожане оставляли город в спешке, а значит в доме могли забыть затушить … свечи и огонь в печах.

Чтобы не пропускать самую интересную информацию о Москве, обязательно ПОДПИШИТЕСЬ НА КАНАЛ

Кто на самом деле поджёг Москву в 1812 году?

За четыре дня страшный пожар разрушил три четверти городских строений, в нём погибли тысячи людей. Беда случилась точно в тот момент, когда опустевшую Москву заняли французы. Поэтому сложно было не заподозрить в поджогах «доброжелателей».

Распространена версия о том, что Москву сжёг Кутузов — главнокомандующий русской армии. Но ни одного исторического документа, это подтверждающего, не существует.

Так кто и зачем в итоге сжёг Москву? Сами французы, московский градоначальник или воинствующе настроенные жители? Фактрум разбирает доводы к трём историческим версиям.

Наполеон

Русское высшее общество и даже сам император Александр I с уверенностью обвиняли в поджогах французскую армию. И это логично: кто ещё мог это сделать, как не захватчики, грабившие и разносившие город?

Однако сам Бонапарт чуть не погиб в московском пожаре 1812 года. Захватив город, император, разумеется, сразу же расположился в Кремле. А уже на следующей день ему пришлось в срочном порядке бежать из почти уже горящей царской резиденции по подземному ходу. Наполеон подвергал себя нешуточной опасности, пробираясь через горящий город. Укрытие он и его свита нашли в Петровском путевом дворце, располагавшемся в то время за границами Москвы.

В пользу этой версии говорил и тот факт, что сам Наполеон и его генералы в начале пожара обвиняли в случившемся собственных солдат, которые разбивали костры рядом с деревянными строениями. Но почти сразу стали приходить сведения о том, что в разных районах Москвы были замечены поджигатели из числа местных жителей. Пожар 1812 года был настолько сильным, что армии Наполеона пришлось срочным образом покидать столицу. Войска захватчиков пострадали от бедствия не меньше, а то и больше самих москвичей, поэтому злонамеренно устраивать поджоги им было попросту нецелесообразно.

«В Кремле — пожар!». В. Верещагин

Граф Ростопчин, генерал-губернатор Москвы

Среди задержанных поджигателей оказались московские полицейские. Руководство французской армии справедливо решило, что пожар организован властями столицы. Подозревали в первую очередь генерала-губернатора Москвы — графа Фёдора Ростопчина.

Генерал-губернатор уехал из столицы незадолго до пожаров. Перед отъездом он демонстративно сжёг свое подмосковное имение Вороново. А накануне граф Ростопчин поручил группе горожан и полицейским спалить склады с провизией, а также велел увезти или сломать всё противопожарное оборудование. Эти распоряжения впоследствии оказались роковыми для судьбы города.

Но полномочий сжигать дотла Москву у генерала-губернатора точно не было. Приказ об уничтожении столицы могли отдать только российский император Александр I или главнокомандующий армии Михаил Кутузов. Однако до сих пор не найдено ни одного документа, подтверждающего такой приказ. Да и ни к чему были такие крайние меры: чтобы обесточить врага, не нужно было сжигать город, достаточно было лишить французов продовольствия. Кроме того, злонамеренный поджог означал бы и молчаливый приказ об убийстве тысяч раненых солдат русской армии, которые не могли выбраться из Москвы.

Позднее граф наотрез отрицал подозрения в организации диверсии, хотя и говорил, что пожар 1812 года — это «главнейшая причина истребления неприятельских армий, падения Наполеона, спасения России и освобождения Европы».

Бесчинство французов в Москве

Страшное стечение обстоятельств

Есть мнение, что пожар в Москве 1812 — это действительно страшное стечение всех обстоятельств. Первыми очагами возгораний могли стать складские помещения, которые по приказу подожгли люди генерал-губернатора. Очевидцы также свидетельствовали, что собственные лавки с продовольствием спалили сами купцы. Сжигали следы своих преступлений мародёры, причём не только захватчики-французы, но и местные бандиты, и дезертиры русской армии.

При этом, возвращаясь к Фёдору Ростопчину, нужно упомянуть и ещё один важный факт: летом 1812 года градоначальник выпустил в Москве множество патриотических агит-листовок, а затем призвал особенно активных москвичей собраться накануне входа французских войск, чтобы вместе защитить Москву. Граф Ростопчин в условленное место так и не явился, но его действия страшно взволновали народ и спровоцировали драки, грабежи, разрушения кабаков и лавок. Когда же распалённый народ собрался у дома градоначальника, Ростопчин произнес пламенную речь с крыльца, обвинил в измене перед яростной толпой случайного молодого человека — только за то, что тот перевёл для самого себя письмо и речь Наполеона из зарубежной газеты. Пока разъяренные люди расправлялись с юношей, граф вышел с заднего крыльца и покинул Москву. «Я поджёг дух народа, — позже говорил он, — а этим страшным огнем легко зажечь множество факелов».

Граф Ростопчин выступает перед собравшимися, обвиняя Верещагина, купеческого сына в распространении наполеоновских прокламаций

Источники:

http://www.proza.ru/2015/02/19/1833
http://zen.yandex.ru/media/id/5b8275386a028a00aa57311a/5d5f74075d636200ace90232
http://www.factroom.ru/vojna/kto-na-samom-dele-podzhyog-moskvu-v-1812-godu

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector